Кубанские Новости
Общество
Сергей Шведко

Командировка в Донбасс: репортаж из города Ясиноватая

Командировка в Донбасс: репортаж из города Ясиноватая
Фото: Сергей Шведко

Название Ясиноватая уже несколько недель не покидает оперативные сводки. Украинские военные уничтожают город с каким-то особым остервенением. Видимо, понимая, что недолго им осталось сидеть в Донбассе, пытаются отыграться на мирном населении.

Настоящий терроризм

– В последние несколько дней огонь практически не прекращается, вооруженные формирования Украины обстреливают город круглые сутки, – рассказывает глава городской администрации Дмитрий Шевченко. – Причем целенаправленно бьют по социальным объектам, коммуникациям, жилому фонду. Стреляют в основном из «Градов», и каждый третий попавший под обстрел дом воспламеняется. Пожаров у нас очень много, потому что из-за прямых попаданий дома горят, как свечки.

Шевченко, моложавый подтянутый мужчина в камуфляже, докладывает четко, по-военному. Хотя сам – не кадровый, до войны был преподавателем в Донецкой академии управления, кандидат экономических наук. Занимался бизнес-консультированием, а теперь руководит прифронтовым городом. В Донбассе случаются удивительные кадровые метаморфозы, и местные к этому уже привыкли. Война двигает вперед людей, которые в другие времена и не думали бы заниматься административной работой или быть военными.

– У нас в городе десять детских садов и девять школ. Практически все разрушены за последние две недели. Но самое главное, погибли шесть мирных жителей, часть из них – работники машиностроительного завода. Туда днем, в рабочее время, прилетели «Грады». К сожалению, среди раненых – много тяжелых, – говорит Дмитрий Станиславович.

Донбасс. Репортаж из города Ясиноватая

Украинские военные не просто обстреливают город. Они пытаются нанести максимальный урон гражданскому населению.

– Основное время обстрелов – когда люди идут утром на работу или возвращаются вечером домой. В городе не осталось ни одной улицы, которая бы не пострадала. Они фактически не с военными воюют, а с гражданским населением. Это – настоящий геноцид, форменный терроризм со стороны Украины.

«К сожалению, у нас – богатый опыт»

Но, несмотря на такие жесточайшие условия, жизнь в городе продолжается, а ремонтные бригады оперативно восстанавливают поврежденную инфраструктуру.

– За последние две недели на Ясиноватую упали несколько тысяч снарядов. Но при этом у нас есть свет, газ. Коммуникации разбиваются ежедневно, вот вчера более тысячи абонентов остались без света. Но ничего, восстановили. Я уверен, что дальше так и будет, потому что все службы работают самоотверженно.

За время очередного военного обострения здесь обстрелами разбито более шестисот домов. И частных, и многоэтажек. Те, которые подлежат ремонту, оперативно восстанавливаются, даже при дефиците стройматериалов.

– К сожалению, за восемь лет мы стали опытными в этих вопросах: научились защищаться, работать в экстренных ситуация и еще – детей воспитывать, – рассказывает мэр.

Шевченко говорит, что сегодняшняя ситуация в городе – значительно более тяжелая, чем раньше.

– В четырнадцатом году был какой-то пик боевых действий, сейчас пик продолжается на протяжении последних двух месяцев. А в последнюю неделю обстрелы происходят каждые два часа. И днем, и ночью. К тому же в четырнадцатом году было в основном противоборство военных, а сейчас они просто обстреливают мирные кварталы. Военных там и близко нет. Чтобы убить как можно больше гражданских жителей. Скорее всего, это делается для того, чтобы создать панические настроения у населения. Но не дождутся! Настроение у людей нормальное, они ходят на работу, город живет своей жизнью.

В последние полтора месяца сотрудники администрации живут на работе в прямом смысле этого слова. «Апартаменты» мэра тоже находятся здесь, в комнате отдыха за рабочим кабинетом. Застеленный диван и журнальный столик, несколько пакетов с вещами. Вот и весь скарб. Так нужно, говорит, Шевченко. Чтобы оперативно реагировать на возникающие проблемы. А они на Ясиноватую сыплются прямо с небо. Опять же – в прямом смысле.

«Удачное» попадание

В городе много старых домов, которые строили еще пленные немцы. А теперь другие оккупанты их разбивают.

На желтом двухэтажно здании до сих пор, еще со времен Украины, висит табличка «Дитяча полiклiнiка». А над оконным проемом первого этажа – большая дыра. «Град» пробил стену и взорвался внутри. В этом месте упали бревна перекрытия, обсыпался потолок, из окон вылетели стекла. Внутри – следы пожара.

– Здесь бывает много детей. Просто повезло, что это случилось рано утром, и еще не было приема врачей, – рассказывает заместитель главы администрации Александр Пеняев. – Прямой прилет, внутренний разрыв, выгорело внутри. В общем, надо будет строить новое здание.

А трехэтажному дому на улице Молодежной повезло больше. Снаряд «Града» прилетел сюда накануне вечером, но критических разрушений нет. На месте уже суетятся работники ремонтной бригады.

В узком подъезде ремонтники подают наверх, в проем чердака, новые доски. Восстановительные работы идут полным ходом. А на улице уже сложили остатки боеприпаса, который принес очередную беду мирным жителям.

– Случилось это около девяти часов вечера. Все, как обычно: попадание, сильный шум, нет света. Мы находились у себя, сразу же спустились в подвал. Сказать, что сильно испугались, нельзя. Потому что уже привыкли. Просто волновались за других. Понимаем, что попало в дом, потому что посыпался потолок, – голос молодой женщины Елены звучит буднично. Просто – еще одно попадание. Таких по городу – сотни. Просто теперь дошла очередь ее дома.

В наиболее пострадавшей квартире № 13 – обычный для этих мест ужас: толстый слой пыли со штукатуркой на полу, разбитая мебель, оторванные обои, закопченный холодильник и большая рваная дыра в потолке. Другой комнате повезло больше – только люстра от взрыва упала. Слава богу, на момент взрыва в квартире никого не было.

«Смотри, сколько работы!»

В двух кварталах отсюда, в 102-м квартале, жесткий обстрел произошел сутками ранее. Утром, когда люди собирались на работу.

Дом Людмилы Федоровны уже не в первый раз страдает от украинской артиллерии.

– Как грохнуло, аж все стекла полетели. Ну, собрали осколки, вынесли, вот и все. Господи, когда это уже закончится!

Этот риторический вопрос задают все жители Донбасса. И очень надеются, что скоро. А пока местный пейзаж дополнили воронка от прилета, поврежденные балконы и окна без стекол.

Возле соседней девятиэтажки двое мужчин в возрасте колдуют над побитой осколками машиной. Один из них, Василий Николаевич, говорит, что в тот день ему очень повезло. Можно сказать, что господь взял деньгами.

– Я только успел выйти из машины, дошел до подъезда, как упал снаряд. Хорошо, что успел, меня еще взрывной волной закинуло в подъезд. До сих пор ноги трясутся. Так бахнуло, думал, голову оторвало. Схватился за голову – нет, жив! А машину побило. Вся в дырках.

Его рассказ дополняет Валерий, который копается в моторе автомобиля.

– Шел сюда, к дому, дошел до киоска, первый снаряд лег в метрах двадцати. Я успел за дом спрятаться. Следом, смотрю, взрывы пошли по периметру. Потом, когда закончилось, выбежал сюда, а тут соседи с окон смотрят, что на улице происходит. Хорошо, что свистело, если бы нет – никто не среагировал бы. А так – нормально… Живы будем – не помрем!..

Последние, исполненные оптимизма слова, которые говорит обычный человек незнакомым людям, не могут не вызывать уважения. К жителям этого города, который новые нацисты обстреливают каждые два часа, но сломить дух его жителей не могут. Да и не смогут.

В центре двора стоит колоритный мужчина в синей спецовке. В левой руке – сварочная маска, в правой – телефон. Это – слесарь Андрей, которого как бога ждут жители. На вопрос, почему он до сих пор не уехал из обстреливаемой Ясиноватой, отвечает:

– А мне некуда ехать. Я здесь слесарем работаю. Смотри, сколько работы! Это ж все надо до ума доводить!

Закуривает и идет в сторону пострадавшего дома. Работы здесь, и правда, много.

Показать еще