Кубанские Новости
Общество
Иван Карасев

«Пройти опасный путь и вернуться домой – что может быть лучше?»

«Пройти опасный путь и вернуться домой – что может быть лучше?»
Фото: Михаил Ступин
Из Краснодара на тренировочные полигоны отправились очередные команды граждан, призванных к мобилизации.

В минувшую среду из кубанской столицы ушли автобусные колонны с новобранцами из всех районов Краснодарского края. После необходимой подготовки они отправятся в Донбасс, на защиту рубежей Родины.

Корреспонденты «КН» побывали на краевом сборном пункте, проверили, чем кормят новобранцев, что у них в вещмешке, и поговорили с ребятами, которые рассказали свои истории.

Кухня – место силы

Наверное, многие помнят поговорку о том, что быть ближе к кухне – выгодно для солдата. С этим никто не поспорит, ведь от того, чем кормят перед боем, зависит успех любой военной кампании.

Стоило только зайти за ворота краевого пункта сбора, как повеяло дымком – время обеда. За «пультом управления» полевой кухней – улыбающаяся женщина с поварешкой. Помощник повара Татьяна Кандаурова всем, кто к ней подходил, наливала целую тарелку супа с лапшой – это на первое. На второе была пшеничная каша с говяжьей тушенкой. А еще кофе и чай…

Фото: Михаил Ступин

– Каждое утро мы готовим еду на определенное количество новобранцев, всем всего хватает, еще и остается, – сказала Татьяна. – Повара у нас из Успенского района и Геленджика.

От ворот сборного пункта к столовой и от нее к плацу и курилкам тянулись вереницы людей в спецодежде с походными сумками и огромными рюкзаками. Через несколько часов мужчинам разных возрастов предстояло разойтись по автобусам.

Фото: Михаил Ступин

– С обеспечением вопрос стоит так. Призванным к мобилизации по нормам довольствия положен необходимый минимум – летняя и зимняя одежда и вещевой мешок, – рассказал заместитель военного комиссара Краснодарского края полковник Алексей Чугункин. – Кроме того, по решению губернатора Краснодарского края дополнительно закупается еще один комплект, куда входят резиновые сапоги, теплоизоляционный коврик и спальный мешок. Все это будет передано ребятам до момента боевого слаживания.

Напомним, что по указу президента России Владимира Путина мобилизованные приравнены к контрактникам. Зарплата будет им приходить на банковские карты. У кого их нет, тем оформят.

На эти банковские карты переводится определенная сумма. По сути дела, это и есть зарплата военнослужащего в соответствии с должностью и тарифным разрядом.

– Первый тарифный разряд при нахождении на территории РФ – это порядка 30 тысяч рублей, – объяснил Алексей Чугункин. – Если же речь идет о пребывании держателя карты непосредственно в зоне специальной военной операции, выплаты начинаются со 180 тысяч рублей ежемесячно (это минимальная ставка).

Фото: Михаил Ступин

Перед отправкой новобранцев за пределы региона идет проверка всех документов. Например, проводится работа со службой судебных приставов для выяснения задолженности и исполнительного производства, которое для мобилизованных будет проходить в упрощенном порядке. Медкомиссию граждане проходят в районах.

В частях формирования мобилизованных поставят на должность, а потом они будут проходить учебный курс – от одиночной подготовки до так называемого боевого слаживания.

Слаживание – это процесс ускоренного обучения личного состава вновь формируемых и развертываемых на военное время воинских частей (подразделений) выполнению обязанностей в бою при выполнении поставленных задач.

В ходе обучения мобилизованные будут восстанавливать навыки, некогда уже полученные во время службы в армии.

Уйти «за ленту»

Владимир раньше работал на нефтеперерабатывающем заводе Славянска-на-Кубани монтажником. Повестка ему пришла, когда был на вахте. Позвонили из военкомата, сказали надо явиться, расписаться и быть готовым к отправке.

– Неожиданностью это для меня не стало, – рассказал он. – Все-таки в свое время служил по контракту два года разведчиком. Опыт есть.

Игорь сам подошел к журналистам. Можно, говорит, родным привет передать в станицу Новопокровскую? Конечно, почему нет?

У него есть боевой опыт, он – старший стрелок. Проходил службу в Архангельске, потом – в казачьем отряде в Донбассе несколько месяцев назад, а недавно сам пришел в военкомат за повесткой.

Игорь хочет всем пожелать крепости духа, никогда не унывать и помнить, что с нами Бог и Победа.

– Ребята, кто мобилизован, не бойтесь! Если не мы, то кто? Как в песне одной поется: «Только вперед, память зовет», – сказал Игорь. – Не забывайте следить за здоровьем, чтобы вернуться всем домой к родителям и детям целыми и невредимыми.

Дома его ждут жена и трое малышей, мама, папа, сестра.

Фото: Михаил Ступин

Служили два товарища

Руслан тоже уже бывалый военный, старшина. Повоевал уже пять месяцев на территории Украины. Как только вернулся из горячей точки, ему позвонили из военкомата.

– Закон есть закон, мы – граждане России, – сказал он. – Получил повестку и явился сюда на сборный пункт для дальнейшего распределения. Дело мне знакомое и это моя непосредственная обязанность. Я не из тех, кто бегает от повестки. Тот, кто здесь, рядом со мной, – настоящий мужчина. Мой приятель снял с себя бронь и уехал добровольцем на фронт или, как у нас говорят, «за ленту».

Когда Руслан объявил семье, что уходит добровольцем, жена сказала: «Поддержу любой твой выбор».

Когда беседовали с Русланом, к нам подошел его товарищ Андрей.

– Мы дружим семьями, знакомы давно и здесь держимся вместе, – добавил новобранец. – Главное, что я хочу сказать молодым ребятам, которых сегодня много на сборном пункте: «Не бойтесь!» Без чувства опасности нельзя, конечно, но надо всегда уметь сдерживать свои чувства и владеть собой.

– Что вспоминается, когда вам бывает особенно трудно? – поинтересовался корреспондент «КН».

– Мама, папа, дом, – сразу ответил Андрей. – Пройти нелегкий, полный опасности путь и вернуться в отчий дом – что может быть лучше?

Фото: Михаил Ступин

О самом опасном пути бойцы предпочитают не рассказывать никому, даже в семье. Но Руслан все-таки поделился с нами одним воспоминанием:

– Было дело в одном украинском населенном пункте, там был храм. Христианский, но не наш, а греко-католический. Одна старая набожная женщина вложила мне в ладонь молитву «Отче наш», написанную на обычном листке от руки. Я храню ее как оберег.

Показать еще