Кубанские Новости
Культура
Полина Фалина

Юрий Кузнецов-Таежный: «Играть Михаила Круга – большая ответственность»

Юрий Кузнецов-Таежный: «Играть Михаила Круга – большая ответственность»
Юрий Кузнецов-Таежный
Фото: vk.com/yuri12
Актер и музыкант рассказал о новом фильме, песнях на английском и мистике.

– У вас необычная фамилия. Это псевдоним?

– И да, и нет. По документам я Кузнецов. Но есть актер из Санкт-Петербурга – мой полный тезка, он играл, например, в «Улицах разбитых фонарей» полковника Мухомора. Нам даже посчастливилось сниматься вдвоем. В титрах написали: Юрий Кузнецов – старший и Кузнецов – младший. Но я же не могу быть всю жизнь младшим.

Путаница была постоянная. И даже когда в интернете появилась новость о том, что будут снимать фильм «Легенды о Круге», угадайте, чья фотография красовалась рядом? Мухомора. Смеялись все, ведь он так «похож» на Михаила Круга.

– А вторая часть, Таежный?

– Я понимал, что мне надо придумать свою «кока-колу» – свой бренд. Я из Тюмени, жил в Нефтеюганске, люблю Алтай, потому что дружил с Мишей Евдокимовым. Но Тюменский, Алтайский – что-то не то. Мне хотелось ближе к романтике, к аромату хвойных шишек, что ли. Как-то после футбола мы пошли париться в баню. Напротив меня уселся солист группы «Рондо» Александр Иванов. Я рассказал ему свою историю. Он говорит: «А что тут думать, ты ж Таежный». А ведь и правда, вот оно! В тайге прошла моя юность, началась моя музыкальная карьера: я играл в группе на бас-гитаре. Оттуда я и приехал в Москву – с длинными волосами, в драненьких джинсах и кепочке. Столица встретила меня дружелюбно. На второй день мы с группой «Фокус» уже поехали гастролировать.

@ant_prikhodko-4725.jpg

– Кстати, о вашей музыкальной карьере мало кто знает. А ведь вы даже получали престижные музыкальные награды…

– Да, я был участником группы «Третий Рим», которая исполняла христианский рок, участвовал в «Песне года – 95», стал лауреатом «Золотого граммофона» за песню «Нелюбовь», которую я написал для группы «Стрелки». И вскоре начал делать музыку для фильмов. Так я и попал в киноиндустрию.

– Как вы отреагировали, когда вам предложили сняться в фильме «Легенды о Круге»?

– С этой идеей пришел ко мне Карен Оганесян. Конечно, я был в шоке, ведь это мощная ответственность. У Михаила Круга многомиллионная армия поклонников. Если бы я плохо сыграл, мне бы потом не предложили даже роль трупа немецкого офицера. И все же я решился. На подготовку у нас ушло семь месяцев.

Приходилось пахать: я пересмотрел все документальные фильмы о Круге, отрабатывал со специалистами его манеры, особенности речи, походки. Чтобы остаться в обойме, артист должен чем-то жертвовать. Как говорила моя сибирская бабушка, «как отработашь, так и полопашь».

Когда мне начали клеить усы, от клея все чесалось. И я решил отрастить свои. И до сих пор они со мной.

Правда, были и приятные моменты: например, мне надо было потолстеть, я поправился на 16 килограммов.

– Вы ведь встречались с Михаилом Кругом. Какое впечатление он на вас произвел?

– Да, это было всего лишь раз, в Твери. Впечатление самое приятное: он был балагуром с прекрасным чувством юмора, харизматичным, начитанным, интеллигентным. Так случилось, что нас обоих позвали в жюри местного конкурса красоты. Оценивали мы участниц по десятибалльной шкале и то и дело поглядывали друг на друга. Я, помню, поставил кому-то десятку, а он пятерку. Говорю: «Симпатичная, ты что?» Он: «А ноги?» Смеялись… Но вечер этот окончился мистическим образом.

– Как это?

– Я спустился его проводить. Мы с ним обнялись, как близкие товарищи. И он пошел к выходу. Я вдруг обернулся, и он тоже. Мы снова посмотрели друг на друга. Но его взгляд будто был устремлен сквозь меня. Мне показалось, что так смотрят, когда благословляют. Я смутился и какое-то время стоял в оцепенении… Оставалось месяцев восемь до его смерти. Возможно, он уже тогда что-то предчувствовал.

Да и на съемках без мистики не обошлось. Мне кажется, Михаил будто помогал нам. Например, с утра идет дождь, режиссер ругается – работать невозможно. А ведь один кинодень стоит около 50 тысяч долларов. Мы делаем ранний обед – и вуаля, дождь вдруг заканчивается.

– Что было самым сложным для вас в этой роли?

– Работа над фильмом далась нам всем нелегко. Так, мы снимались с настоящими музыкантами Михаила – группой «Попутчик». Первые несколько дней ребят просто «колбасило» – у всех было ощущение, что настоящий Круг вернулся. Но, пожалуй, тяжелее всех было маме Михаила, которая присутствовала на съемках. Поначалу она не могла ко мне привыкнуть, но потом мы с ней подружились, она меня даже пару раз сынком назвала, а это дорогого стоит.

Для меня же самой тяжелой и психологически, и физически была, конечно, сцена смерти моего героя. Во-первых, мы снимали на том самом месте – в доме, где его убили, да еще и ночью. Во-вторых, когда в меня стреляли из киношного оружия, одна пуля так сильно меня ударила, что я даже упал. Но на что не пойдешь ради искусства.

– Как вы считаете, у вас есть общие черты характера с Михаилом Кругом?

– Пожалуй, да. Но он был разным – иногда мягким, иногда взрывным. Он не был, как некоторые пытаются его представить, «случайным пассажиром». В работе – перфекционист, настоящий художник, доводил все до максимума. Он обладал строгим внутренним цензором. Его музыканты рассказывали, как они всю ночь могли работать на студии, а утром Михаил без сожаления мог швырнуть все записи в мусорку – надо лучше. Некоторые его песни так и не вышли. Именно поэтому он достиг таких высот в шансоне. Его музыку до сих пор слушают. Я думаю, в этом отношении к работе мы с ним похожи.

– Вы ведь еще и продюсер. Расскажите о своих проектах.

Был же такой фильм в три серии про вояж Степаныча с Ильей Олейниковым…

– Да, я его спродюсировал и сам сыграл там небольшую роль полковника Кузнецова. Илья Львович – гениальный актер. Он много импровизировал, столько фишек придумал. Например, спрятать бутылку водки в тушке курицы. На съемочной площадке всегда стоял дикий смех. Никогда в жизни Илья Олейников не начинал разговор о новом проекте со слова «деньги». У нас было еще написано два сценария под него, но, к сожалению, он рано ушел из жизни…

Сейчас я продюсирую фильм о подростках под названием «Новенький». В нем сыграли 17-летние ребята. Там много юмора и в то же время присутствуют три «С»: сочувствие, соучастие, сострадание. К нему я написал и саундтреки. Тут тоже мистика: как-то мне приснилось, что детский хор поет: «Love will save the world» («Любовь спасет мир»). Я проснулся и записал это на диктофон, ну а текст на английском придумал мой друг, поэт Саша Виста. В итоге песня стала финальным треком к этому фильму. Я молюсь каждый день, чтобы вдохновение меня не покидало. В марте «Новенький» выйдет в прокат в кинотеатрах. Хотя, вы знаете, время сейчас не очень удачное для киноиндустрии. Но, как говорил мой друг Михаил Евдокимов, «приходится жить и любить, как бы это ни было противно».

Показать еще