Общество 23.05.2018 16:27
Евгения Яковенко

Как освобождали Кубань: фотолетопись Ейского района

На восстановительные работы выходили ейчане разного возраста и профессий.

Почти шесть месяцев хозяйничали фашисты и союзные румынские войска в Ейском районе. Оккупация самого города длилась с 9 августа 1942 по 5 февраля 1943 года. Аресты, пытки, расстрелы, грабежи и принудительные работы. Вот чем отметились здесь гитлеровцы. Лишь к началу пятидесятых годов Ейск начал оправляться от тяжелых последствий оккупации.

Хуже, чем звери

В начале августа 1942-го года пятая румынская кавалерийская дивизия начала наступление на Ейск. По приказу Военного совета Северо-Кавказского фронта, чтобы не достались врагу, была эвакуирована военно-морская база, взорваны цеха консервного завода, электростанция, здание железнодорожного вокзала. 9 августа враг вошел в город, и началась оккупация, которая продлилась почти шесть месяцев.

Офицеры «Зондеркоманды СС10-а» прочесывали дома, выявляя партизан, коммунистов и подпольщиков. На улице Ленина, 77, в бывшем доме купца Агапова, разместился штаб мучителей.

Это здание, в котором находился штаб «Зондеркоманды СС10-а»

Ейчане сразу же прозвали это место «гестапо». В его застенках были замучены невинные местные жители. Один из них директор Ейского пивоваренного завода Сурен Арутюнов.

Сурен Арутюнов был схвачен карателями и замучен зондеркомандой. После освобождения Ейска его вместе с еще несколькими жертвами фашистов похоронили в парке Горького, а позднее перезахоронили на Площади Революции.

Но самое страшное зверство нацисты учинили над больными костным туберкулезом воспитанниками детского дома Крайсобеса. 9 октября 1942 года к корпусам на улице Щербиновской и Буденого подъехали легковые и грузовые машины. В них находились больше десятка гестаповцев.

Коммунистка из станицы Старощербиновской Василиса Карлова. Была расстреляна зондеркомандой в 1942 году.

Нацисты убрали с дороги персонал детского дома и начали грузить детей в машины. На вопрос, куда их везут, отвечали «В Краснодар» или «в баню». Всего было погружено 214 детей, из них: 102 девочки и 112 мальчиков в возрасте от трех до шестнадцати лет. Автомобили оказались «душегубками».

Из всех воспитанников детского дома удалось выжить лишь 12-ти. Среди них Вася Крымский, Шура Макаров, Леня Дворников и Вера Александрова. А на этом фото Вася Дружинин – он погиб в машине-душегубке вместе с другими детьми.

К тому моменту, когда они остановились в районе хутора Широчанского, все дети уже задохнулись. Их тела позднее были найдены в большой яме. После освобождения Ейска, останки воспитанников были перезахоронены в сквере имени Пушкина, позднее их перенесли на городское кладбище. В1964 году. Здесь установили памятник. Его автором стал главный архитектор города Н.Чиж. 1 июня 1980 года на могиле появился новый обелиск, изготовленный на Краснодарском художественно-производственном комбинате Художественного фонда РСФСР.

Всего же во время оккупации в Ейске было замучено 319 человек, из них 166 детей. Еще 335 человек угнали на работы в Германию.

Это архивное фото запечатлело момент перезахоронения жертв оккупантов в 1943-м году.

Гитлеровский режим

Тем, кому удалось уцелеть во время оккупации, пришлось соблюдать целый свод правил, введенных нацистами. Во всех больницах действовало платное лечение. В школах велись занятия по урезанной программе. До войны в городе было 15 школ. Во время оккупации действовали лишь 10. До войны школьников в Ейске было 8600 человек. С приходом немцев осталось только 2723 ученика. Мальчики и девочки учились раздельно. Все учебники жестко проверялись комендатурой.

Сохранившиеся в фондах Ейского историко-краеведческого музея документы свидетельствуют о том, что оккупационными властями был сформирован аппарат местного самоуправления – городская управа во главе с бургомистром, «Шефом Ейского района и Президентом Ейской городской Управы», - как он называл себя в приказах, Ворожбеевым, работавшим под началом немецкого коменданта города. Первое, что делали окку­панты с его помощью, - это арестовывали комму­нистов и регистрировали население. С особым пристрастием считали евреев. Ворожбеев работал до войны сторожем горисполкома. В течение 5 дней после занятия города по его доносам было арестовано и повешено около 100 человек партийно-советского актива.

Такие повязки в Ейске носили полицаи – помощники нацистов.

19 августа 1942 года опубликован приказ Городской управы, в соответствии с которым все местные жители в возрасте от 17 до 45 лет мобилизовывались «на восстановление разрушенного большевиками городского хозяйст­ва». Трудоспособные горожане обязаны были ежедневно, кроме воскресений, являться на сбор­ный пункт (площадь у Народного дома – ныне Театральная площадь) к 6 утра с продуктами питания на день. За неявку устанавливался штраф 100 рублей, за «злостное уклонение» - расстрел.

Все трудоспособное население в Ейске получило «Явочные карты», по которым жители города были обязаны отмечаться на бирже труда.

Смерть оккупантам!

Многие ейчане не хотели мириться с режимом фашистов. Во время оккупации в Ейске действовало стихийное подполье. Одну из таких групп сопротивления организовал восемнадцатилетний комсомолец Анатолий Ушаков. Кроме него сюда входили 15 молодых людей. Им помогали пионеры, которые показывали, где можно достать пистолет, а где украсть винтовки. Основной своей задачей группа считала предотвращение взрывов жизненно важных объектов города. Анатолий Ушаков бил убит накануне освобождения Ейска.

Возглавившему группу сопротивления в Ейске Анатолию Ушакову было всего восемнадцать лет.

А пятнадцатилетняя ученица 8 класса Лиза Березина со своим 12-летним братом писали листовки и распространяли их по городу. Они содержали следующие строки: «Братья и сестры! Части Красной Армии близко. Немцы бегут. Мы не должны допустить, чтобы немцы, эти подлые поджигатели войны, вывозили хлеб и скот. Мы должны предупредить подрыв тех предприятий, без которых нам придется плохо. Ведь это все наше кровное, мы сами наживали это добро».

Участница ейского подполья Галина Жмуйдина.

Наступление и освобождение

В январе 1943 года Верховное Командование СССР приступило к операциям по изгнанию немецко-фашистских войск из Ставрополья и Кубани. От Тихорецка в направлении Павловская-Ленинградская-Ейск вела наступление 58-я армия под командованием генерала Кондрата Мельника. В направлении Ейска наступала 276-я стрелковая дивизия этой армии. Утром 5 февраля она прошла станицу Старощербиновскую и начала продвигаться к городу. К тому моменту запаниковавшие фашисты уже успели оставить Ейск. Вечером советские бойцы заняли город. На улице Ленина возник стихийный митинг, в котором приняли участие почти 300 жителей. Выступивший на нем ейчанин, подполковник Федор Кутьин объявил, что оккупационный режим уничтожен, и в городе установлена советская власть. Он пригласил врача Владимира Воскресенского, возглавить объединенный городской и районный Совет депутатов трудящихся.

6 февраля пришла сводка Свинформбюро, в которой сообщалось: «Наши войска продолжали успешно развивать наступление, вышли на побережье Азовского моря. Южнее и юго-восточнее Ейска заняты районный пункт Новоминская, крупные населенные пункты Ясенская, Каневская, Привольная, Переяславская и многие другие».

Представители командования 276-й дивизии 58-й армии, освободившей Ейск. В центре – командир, генерал-майор Иван Севастьянов.

«За боевые заслуги» - посмертно

В годы Великой Отечественной войны более 15 тысяч жителей Ейского района сражались на фронтах. Только во 2-й гвардейской Таманской дивизии бились более тысячи ейчан. В 276-й Миргородской дивизии до 1000 бойцов и офицеров было призвано из Ейска. В 9-й и 10-й дивизиях 4 Гвардейского Кубанского казачьего кавалерийского корпуса - до 200 человек.

После освобождения Ейск вновь стал главной базой Азовской флотилии. Помимо штаба и тыловых частей здесь разместился 12-й дивизион катеров, полуэкипаж флотилии, 212-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион и Ейский сектор береговой обороны. Для прикрытия побережья от десанта противника использовались части 89 и 414 стрелковой дивизии 46-й армии. В Ейске базировались отдельные части этих дивизий. Для обороны города было выделено 3 батареи 1174 истребительного противотанкового артиллерийского полка. На местный аэродром перебазировали 23 штурмовой авиационный полк. Войска, сосредоточенные в Ейске участвовали в боевых операциях на Тамани, освобождении Таганрога и Мариуполя.

В период с 7 по 30 февраля 1943 года в части Красной Армии, продолжавшие освобождение Кубани, прибыло пополнение из Ейска и Ейского района из числа тех, кто не призывался в период до оккупации. Среди них было много добровольцев, сознательно завышавших свой возраст для того, чтобы попасть на фронт. Им, малоподготовленным и необстрелянным, пришлось участвовать уже в конце февраля, в марте и в апреле, в ожесточенных и кровопролитных боях на «Голубой линии» и подходах к ней. Особо тяжелые сражения эти соединения вели 24-25 февраля у хутора Беликов и 25-27 марта у хутора Свистельников. В них погибли сотни ейчан. Следом за «похоронками» в дома их родных приходили сведения о присвоении наград «за боевые заслуги» - посмертно.

Всего с Великой Отечественной войны не вернулись домой около 10 тысяч жителей Ейского района.

Жизнь продолжается

объединенный городской и районный Совет с первых дней организовал работу по восстановлению разрушенного войной хозяйства. Хотя активные боевые действия в городе не велись, Ейску был нанесен большой материальный ущерб. По сведениям, подготовленным Политотделом Азовской Военной Флотилией Черноморского флота, он составил 62 120 500 рублей (в ценах 1943 года). В городе оказались разрушены: полотно железной дороги от Ейска до станции Сосыка протяжением около 140 км с 42 мостами, музей, баня, гостиница, портовые сооружения, значительная часть промышленных предприятий, 51 жилой дом. Большой ущерб был нанесен электростанции, водопроводу. Прекратилась деятельность курорта. Военный парк (сегодня парк имени им. И.М. Поддубного) был вырублен наполовину. Население города сократилось за 2 года войны (даже с учетом прибывших в Ейск беженцев) до 33200 человек. Впечатляющий урон нанесен социальной сфере. Во многих школах не осталось мебели и книг. До войны в Ейске работала детская техническая станция. Ее воспитанники вели сельскохозяйственные наблюдения, строили модели комбайнов, паровозов, станков. После оккупации она также оказалась разрушенной. Немцы забрали у колхозов и совхозов, а так же у жителей продовольствия на 11 миллионов рублей.

В первую очередь в Ейске началось восстановление предприятий пищевой промышленности и жилого фонда. В марте 1943 года вновь заработал хлебозавод. Было восстановлено педучилище. С 1 апреля - некоторые цеха детской технической станции. Ребята изготавливали пособия для школ, ручки, линейки, деревянные ложки. Железнодорожная станция к началу апреля закончила первую очередь строительных работ. А к 25 апреля уже полностью было восстановлено движение поездов, как до войны. Также к этому времени удалось вновь запустить водопровод и электростанцию.

Однако, несмотря на героический труд и самопожертвование ейчан, от тяжелых последствий оккупации полностью городу и району удалось оправиться лишь после войны, к началу 50-х годов XX века.

Новости от
Новости от