Кубанские Новости
Общество
Светлана Голуб

На COVIDной передовой: студенты-медики рассказали о работе в «красной» зоне

На COVIDной передовой: студенты-медики рассказали о работе в «красной» зоне
Фото: пресс-служба администрации Краснодарского края

Учащиеся Кубанского государственного медуниверситета уже больше года помогают людям справиться с ковидом в «красных» зонах. Но сегодня работать им вдвойне тяжело – на больничные койки все чаще попадают их сверстники: молодые люди от 25 лет и выше. О том, что сегодня происходит в реанимациях и как прививка от коронавируса влияет на ход лечения, они рассказали корреспонденту «КН».

Евгений Аболенцев (1).JPG

Евгений Аболенцев, врач-стажер в отделении анестезиологии-реанимации краевой клинической больницы № 2, ординатор КубГМУ:

– Никто не скрывает, что даже среди вакцинированных встречаются тяжелобольные коронавирусом. Но такие случаи единичны – максимум 2-4 человека на все отделение. Нам удается вовремя погасить агрессивную иммунную реакцию организма, в итоге они выздоравливают. Недавно к нам попал мужчина 45 лет, несколько месяцев назад он успел привиться. Его очень сильно «штормило», и мы перевели его на высокопоточную кислородотерапию. Долго пришлось «вытаскивать», но в итоге все закончилось благополучно.

Для сравнения приведу другой пример – непривитого пациента, но точно с такими же сопутствующими заболеваниями. До последнего мы его «тянули» на инвазивной вентиляции легких, но увы… Хотел он или нет делать прививку – это ведь уже не важно, результат довольно очевидный получился.

Я вам честно скажу, если вижу в анамнезе больного, что человек вакцинирован, у меня как у анестезиолога-реаниматолога появляется некое спокойствие за его здоровье, потому что у него есть все шансы выздороветь.

Маргарита Кузнецова.jpeg

Маргарита Кузнецова, анестезиолог-реаниматолог краевой клинической больницы № 2:

– Я начала работать в «красной» зоне в сентябре 2020 года, и тогда в основном лежали пациенты старше 50 лет. И у всех, как правило, были сопутствующие заболевания: сахарный диабет, ожирение, хронические болезни сердца, почек. С приходом нового «индийского» штамма очень сильно помолодел контингент: сегодня у нас есть пациенты, средний возраст которых от 25 лет и выше. Иногда попадают в реанимацию даже 18-летние. Многие занимаются спортом, ведут здоровый образ жизни и никогда тяжело не болели. Все они приезжают в тяжелом состоянии – с поражением легких от 70 процентов и выше.

Вирус мутирует, контингент больных, тяжесть заболевания, схемы лечения - все меняется. У нас уже нет такого количества времени, как раньше. Еще год назад, когда к нам поступал пациент, было несколько дней в запасе, чтобы провести терапию, вникнуть в то, как он заболел, как его лучше лечить. Сейчас заболевшие поступают в приемное отделение с небольшой пневмонией, а через пару суток у них уже 80 процентов поражения легких.

Как правило, прививка от коронавируса защищает от такого тяжелого течения заболевания. На моей памяти привитых в реанимации было один-два человека. И то, они приехали к нам сразу после первой дозы: скорей всего заразились до вакцинации.

Алексей Носков.jpeg

Алексей Носков, анестезиолог-реаниматолог краевой клинической больницы № 2:

– Почему в реанимацию стали попадать не только возрастные пациенты, но и молодежь – однозначного ответа у меня нет, но скорей всего это связано с тем, что коронавирус стал более заразным и способным поражать даже сильный иммунитет.

Все мои близкие и друзья сделали прививку. Особых сомнений у них не было, ведь после работы я им частенько рассказываю, что происходит сейчас в реанимации.

Многие боятся вакцинироваться лишь от незнания и дезинформации. Ко мне однажды подошел знакомый и серьезно спросил: «А правда, что вакцина меняет гены?» Если объяснять простым языком, то прививка от коронавируса, по сути, ничего нового из себя не представляет. В ней присутствует неактивный вирус простуды, на котором есть маленький кусочек коронавируса. Организм, как будто борется с простудой, но при этом зарабатывает иммунитет к коронавирусу.

Многие боятся делать прививку из-за побочных эффектов, которые проявляются в виде обычных симптомов простуды. Но при этом никто не задумывается, какой вред получает организм, когда человек болеет коронавирусом. Когда пациенты попадают в реанимационное отделение, то все они получают, как минимум, широкий спектр антибиотиков, антикоагулянтов. Все это, несомненно, отражается на организме: страдает печень, почки. Потому что тяжелых и крайне тяжелых пациентов мы лечим сильными препаратами, и других вариантов у нас нет.

А у вас, у каждого, этот выбор есть. Просто защитить себя с помощью прививки.

Вадим Котов.jpeg

Вадим Котов, врач-стажер в отделении анестезиологии-реанимации краевой клинической больницы № 2:

– Изначально никто знал, как бороться с коронавирусом, какие препараты более эффективны, какие применять вообще не стоит. Сейчас работать стало проще – все поставлено на поток. Но это не значит, что любой штамм коронавируса нам подвластен. Каждый день приходится подстраиваться, искать новые пути решения, перенимать опыт коллег. Больных меньше не становится, отделение всегда практически полное, некоторые лежат на аппаратах искусственной вентиляции легких месяцами.

Но многие даже не представляют, что происходит в «красной» зоне, в реанимационных, какие пациенты здесь находятся. И это необязательно пожилые люди с хроническими заболеваниями. Есть и молодежь – наши ровесники. Работать с ними морально тяжело, потому что им еще жить да жить. Но порой даже их нам не удается вытащить.

Да, прививка от коронавиурса – дело добровольное. Но нужно понимать тяжесть последствий, к которым приводит ваш отказ от вакцинации. Поймите, даже если заболеете после того, как привьетесь, вы перенесете заболевание в более легкой форме и скорее дома. У вас как минимум есть шанс не попасть в реанимацию, из которой не всегда есть дорога обратно.


Показать еще