Кубанские Новости
Общество
Сергей Шведко

Наши и «немцы»: почему сегодня позиция «Моя хата с краю» не работает

Наши и «немцы»: почему сегодня позиция «Моя хата с краю» не работает
Сергей Шведко

Больше всего в нынешней ситуации на Украине поражает символизм, который невольно пробивается сквозь информационные потоки. Вот украинские танки с белыми крестами на бортах наступают на харьковском направлении. Или другой эпизод: солдаты ВСУ, входя в село, срывают и глумятся над знаменем Победы, под которым воевали их деды. Или, наконец, две девочки-подростка, которые встречают и провожают украинские военные колонны, вскидывая руки в нацистском приветствии. И все эти картинки выступают фоном продолжающегося противостояния. Теперь уже ясно – цивилизационного.

Наша общая драма в том, что сегодня часть нашего братского народа абсолютно не стесняется своей симпатии к нацистской символике. И идеологии тоже. Да и чего стесняться-то, если «демократическое сообщество» простит им все за их русофобию. Даже пальчиком не погрозит. Не до этого. Нужно ж нанести решительное поражение этим русским варварам!

О том, почему так происходит, уже неоднократно говорилось. Я сам несколько раз пытался письменно ответить на этот вопрос. В первую очередь для себя. Потому что мои университетские друзья несколько лет назад разделились на две части: «наших» и «немцев». Не сразу, постепенно, но бесповоротно. Никто не остался над схваткой, не задержался надолго в «воздержавшихся». Или туда, или сюда.

И, что характерно, те, которые «немцы», очень даже гордятся этим. Наверное, сегодня поют вместе с другими такими же, как они, песню «Батька наш Бандера» и тихо радуются, когда натовскими снарядами разносят Донецк. Любимый город нашей общей молодости. Потому что человек, который как-то назвался бандеровцем, в конце концов им и становится. То есть кровожадным упырем, готовым грабить и убивать с показной жестокостью.

Когда-то я изучал историю Волынской резни, когда в годы войны националисты уничтожили порядка 100 тыс. этнических поляков. Помню, что даже через строчки воспоминаний и сухих документов прорывался страшный ужас. Банды окружали соседнее село и вырезали всех до единого его жителей. Причем глагол «вырезали» наиболее точно описывает то, что творилось там. Жертв рубили топорами, забивали насмерть дубинами, распиливали, вспарывали животы вилами. Для этих кровавых дел в отрядах украинских националистов имелись специальные резуны, которые убивали людей самыми изощренными способами без применения огнестрельного оружия. Как потом подсчитали польские исследователи, использовались 136 видов издевательств и убийств.

А сегодня новые бандеровцы устраивают террористические акты на освобожденных территориях, как делали это их духовные наставники в 40–50-е годы прошлого века. Обстреливают и закидывают противопехотными минами донецкие города, бомбят с беспилотников атомную электростанцию. И все это при полном одобрении, если не деятельной помощи некоторых наших знакомых и бывших друзей. Вот уж точно: если коготок увяз, всей птичке пропасть.

Все это было бы очень печально, если бы не было наших. Моих друзей, знакомых и незнакомых, которые уже восемь лет противостоят бандеровской заразе. Воюют на фронте, трудятся в шахтах и школах, восстанавливают разрушенные дома. Просто живут. Женятся, воспитывают детей, за которых страшно каждую минуту. И при этом не теряют чувство юмора.

Один наглядный пример. Беседуем на днях с другом Витьком, а он в ответ на дежурный вопрос о том, как дела в Донецке, отвечает: «Да нормально в принципе. Воду уже начали давать раз в три дня. Вчера в первый раз за последнее время даже в ванной из крана капало. Нам бы еще знать график обстрелов, чтобы могли как-то планировать жизнь. И тогда вообще было бы все хорошо». Вот такой донецкий оптимизм.

А на днях наши закончили восстановление мемориального комплекса на Саур-Могиле. Для Донбасса – это то, что Мамаев курган для всей России. С одной особенностью: здесь шли жестокие бои с нацистами и в 1943-м, и в 2014-м. И теперь на пилонах – барельефы бойцов Красной армии и донецких ополченцев. Как осязаемая связь времен и напоминание, что мы – на своей земле и обязательно победим, несмотря на все проблемы и неудачи.

Просто некоторым нашим согражданам нужно понять, что в нынешней ситуации остаться в стороне не сможет никто. Просто не получится. Логика борьбы толкнет или в одну, или в другую сторону. Или к нашим, или к «немцам». Со своей Родиной или против нее. На той же стороне, что наши деды, или на другой стороне – с бандеровцами и полицаями.

Выбор, в сущности, понятный. Главное – осознать, что наступила пора его сделать.



Показать еще