Кубанские Новости
Общество
Денис Батов

Мария Волошко. Судьба солдатской матери

Мария Волошко. Судьба солдатской матери
Солдатская мать Мария Волошко, фото 50-х годов.
Фото: из личного архива Любови Кострицы

Письма с фронта Игоря Волошко своей маме наполнены заботой и любовью. Но о самой женщине, потерявшей на войне двоих сыновей, практически ничего не известно. «Кубанские новости» заинтересовались судьбой солдатской матери.

Георгию и Игорю Волошко посвящена экспозиция музея в городе Тихорецке. Письма, фотографии и личные вещи сохранила их мама Мария Кирилловна. К сожалению, информации о самой женщине сохранилось мало. Нам удалось найти людей, близко знавших солдатскую мать, узнать о ее судьбе и пополнить музейные фонды.

Долгожданные строки

В запасниках тихорецкого историко-краеведческого музея письма Игоря Волошко занимают особое место. Бережно сохраненные материнскими руками, они передают чувства и мысли юноши, его сыновнюю любовь.

– Каждый раз впечатляет тесная родственная связь между сыном и матерью. У нас хранится 145 фронтовых треугольников, отправленных Игорем Волошко своей маме. Это уникальная, самая большая коллекция фронтовых писем в наших запасниках, – рассказывает главный хранитель фондов тихорецкого музея Николай Тетеревенко.

Возле экспозиции, посвященной братьям Волошко, он обращает внимание, что история этой семьи наглядно показывает, как война ломала людские судьбы, разлучала близких людей.

Братья Георгий (слева) и Игорь Волошко, довоенный снимок.
Фото: Денис Батов

На стенде – довоенные фотографии мальчиков: вот они еще совсем маленькие, а здесь уже юноши. Для своей мамы они так и остались добрыми и заботливыми мальчуганами.

Этот уголок в музее появился благодаря маме Марии Кирилловне. Она оторвала от сердца дорогие письма, отдала вещи, которыми пользовались дети. Тяжело ли ей было это? Наверное, да, но она хотела, чтобы память о мальчиках жила.

И, действительно, желание матери оказалось пророческим. До сих пор о ее сыновьях помнят, на их примере воспитывают молодых людей. Это ли не высшая награда для матери?

– История братьев Волошко для нашего музея очень показательна. Когда проводим экскурсии, обязательно говорим об их трагической судьбе, о том, что это одни из лучших наших земляков, погибших за Родину в юном возрасте, – констатирует Николай Тетеревенко.

Последнее письмо

Попадается на глаза похоронка на имя младшего сына Игоря Волошко. На ней стоит дата его гибели – 13 марта 1945 года. Значит, когда выйдет в печать этот материал, уже будет 75 лет со дня смерти.

Еще один повод убедиться в том, что в нашей жизни многое не случайно, представился, когда Николай Тетеревенко вынес папку с письмами Игоря. Из сотни листков выбираю с приклеенной маленькой фотографией. На снимке – старший брат Георгий, погибший в 1942 году.

Одно из последних писем маме Игоря Волошко с приклеенной фотографией брата Георгия.
Фото: Денис Батов

По дате понятно, это одно из последних писем Игоря, датированное 4 марта 1945 года. Следующее будет написано через три дня, и, когда дойдет до матери, сына уже не будет в живых:

«Здравствуй, дорогая мама! Вчера был радостный для меня день, получил твое письмо. Сейчас я на фронте, с училища мы были все направлены сюда. Пишу в землянке, а живем чаще всего в шалашах и палатках, все время движемся вперед… За меня не волнуйся, если долго не будешь получать писем, значит, я в пути… Высылаю Жорину фотокарточку. Жду писем, целую крепко-крепко, любящий тебя Игорь».

Все время службы фотография брата находилась с Игорем, но незадолго до своей гибели он отправляет ее домой.

Еще один любопытный экспонат – школьная фотография, на которой братья Волошко вместе со своей учительницей Антониной Максимовой. Судьба этой женщины заслуживает отдельного рассказа, среди ее выпускников – несколько Героев Советского Союза, в том числе летчица Евгения Жигуленко, для которой Максимова стала очень дорогим человеком.

На Невском пятачке

Старший сын Георгий погиб в октябре 1942 года. Его писем не сохранилось, кроме открытки с видом на Исаакиевский собор, которую он отправил маме из Ленинграда.

Тихорецкий краевед Валентина Николаева изучает историю семьи Волошко. По архивным документам она восстановила боевой путь и обстоятельства гибели обоих ребят:

– Мальчики с детства мечтали стать офицерами. По окончании школы пошли учиться в военные училища. Старший, возможно, окончил Краснодарское пехотное, потому что в 1941 году он в звании младшего лейтенанта уже был на фронте, командовал взводом 68-го стрелкового полка 70-й дивизии, – делится сведениями Валентина Николаева.

Георгий Волошко участвует в тяжелых боях на Ленинградском фронте. Его дивизия входит в Невскую оперативную ударную группу и 26 сентября 1942 года в 3 часа 30 минут под прикрытием дымовой завесы начинает форсирование Невы в районе Дубровки.

Красноармейцы с большими потерями преодолели водную преграду и создали на левом берегу Невы легендарный плацдарм Невский пятачок. Дивизия была брошена в бой неподготовленной, командир и комиссар 252-го стрелкового полка даже отказывались форсировать реку, за что были расстреляны перед строем.

– Отдельные группы, в том числе и взвод нашего земляка, все-таки закрепились на левом берегу, но удержать этот кусочек земли не смогли… 1 октября 1942 года здесь погиб Георгий Максимович Волошко, 19-летний парнишка из Тихорецка, – рассказывает Валентина Николаева.

Он захоронен в братской могиле, на правом берегу Невы, напротив плацдарма Невский пятачок. Сейчас на этом месте стоит красивый беломраморный монумент в виде символической часовни.

Младший погиб в 45-м

К счастью матери, судьба долго миловала Игоря. После военного училища, с 1943 года, младший лейтенант Волошко – в действующей армии.

– Он служит в 49-й дивизии, в 1272-м зенитно-артиллерийском полку, командует взводом. В декабре 1944 года его воинская часть обеспечивает переправу через реку Нарев, а в марте 1945-го наш земляк сражается с врагом на территории Польши, – вкратце знакомит с военными дорогами младшего сына Валентина Николаева.

По журналу боевых действий 49-й дивизии она восстановила хронологию роковых событий 13 марта 1945 года, когда погиб Игорь Волошко:

«Два взвода крупнокалиберных пулеметов, действуя в боевом порядке пехоты западнее Квашино (Хващино. – Прим. В. Н.), огнем уничтожили 18 вражеских солдат и офицеров и подавили огневую точку противника. В рукопашной схватке с численно превосходящими силами противника на восточной окраине рощи, южнее Квашино, убит командир взвода 1-й батареи младший лейтенант Волошко. Противник оказывает упорное сопротивление».

Известно, что Игорь Волошко захоронен на территории Польши, в местности Данцигский коридор у деревни Фриденау.

Каким он парнем был…

В музее сохранилось два любопытных письма, которые получила Мария Волошко после гибели сына. Первое – от командования воинской части, где он служил:

«Уважаемая Мария Кирилловна! Офицеры и командование части извещают вас о гибели вашего сына, младшего лейтенанта Игоря Максимовича Волошко.

В смертельной рукопашной схватке с врагом он пал смертью храбрых на поле боя. Игорь не струсил перед численно превосходящим врагом, с честью и благородством офицера Красной Армии выполнил боевое задание и свой долг перед Родиной…

Мария Кирилловна, искренне разделяем с вами печаль постигшей нас утраты и в то же время гордимся боевым офицером, комсомольцем Игорем Волошко и вами, матерью, воспитавшей сына-героя».

Это сообщение совпадает с записью, сделанной в журнале боевых действий. Но в запасниках музея мне попалось на глаза любопытное письмо, где указаны другие обстоятельства смерти:

«Уважаемая Волошко Мария Кирилловна! Пишут вам боевые друзья вашего сына Игоря Максимовича Волошко. С великой скорбью сообщаем вам о гибели вашего любимого сына 13 марта 1945 года при выполнении боевого задания. Идя в разведку, он попал под пулеметный огонь противника и пал смертью храбрых… Труп Игоря был вынесен с поля боя и похоронен со всеми почестями вблизи города Данциг, в 10 километрах от берега Балтийского моря…»

Очень ценно то, как отзываются о нем друзья: «В лице вашего сына мы потеряли лучшего товарища. Отличавшегося своим спокойствием и решительностью биться с врагами за счастье нашего народа…» – соболезнуют матери товарищи.

Кто расскажет о маме?

Если о боевом пути братьев благодаря материнской заботе и военным архивам сохранилась информация, то о судьбе самой Марии Волошко ничего не известно.

В музее нет даже ее фотографии, а без этого снимка экспозиция, посвященная сыновней любви, выглядит неполной. Впрочем, как и этот материал для рубрики «Сердце матери».

Выручают проведение и журналистская удача. Помочь вызвалась краевед Валентина Николаева, оказалось, она дружит с родственницей Марии Кирилловны!

Любовь Кострица близко знала Марию Волошко и по нашей просьбе передала в музей единственную сохранившуюся фотографию солдатской матери.
Фото: Денис Батов

И вот благодаря стечению обстоятельств я держу в руках небольшую, пожелтевшую от времени фотокарточку, с которой на меня смотрит спокойная, милого вида женщина с грустинкой в глазах:

– Мария Кирилловна была красивой и умной, очень любила своих сыновей. Мы познакомились с ней в 1954 году и дружили до ее смерти, – вспоминает 91-летняя Любовь Кострица.

Оказывается, Мария Кирилловна завещала положить в гроб вместе с ней фотографии и письма сыновей: «Чтобы на том свете я была со своими детьми», – повторяет ее наказ Любовь Семеновна.

Она говорит, что в последнем письме с фронта Игорь прислал талоны на получение масла. Но, когда мать узнала, что он погиб, хотя время и было голодное, сохранила эти корешки как память о сыне и передала их в музей вместе с некоторыми письмами и фотографиями.

Материнская вера

Как рассказывает Любовь Кострица, судьба солдатской матери не была легкой. В 1937 году, как оказалось, из-за ложного обвинения, застрелился супруг. Мария осталась одна с двумя сыновьями.

Женщина перебирается из станицы Крыловской, где после этой трагедии было тяжело находиться, в город Тихорецк. Здесь сыновья окончили школу, отсюда ушли на войну.

– Когда мы познакомилась, Мария Кирилловна жила бедно, но аккуратно. В крохотной коммунальной квартире не было ни газа, ни воды, никаких бытовых условий. Она не жаловалась, была скромной женщиной и не могла просить. Я сама выхлопотала для нее новую квартиру, – обращает внимание моя собеседница.

Мать верила, что на том свете вновь встретит своих мальчиков, и в то же время как мудрая женщина она оставила о них память, которая живет в музейной экспозиции, и, хочется надеяться, в строках этого материала.

По ее воспоминаниям, Мария Волошко работала секретарем на крупном железнодорожном предприятии, ее уважали, обращались по имени-отчеству. После гибели детей одевалась скромно, но всегда была опрятной, держала себя с достоинством.

На всю оставшуюся жизнь она сохранила материнскую скорбь о рано ушедших сыновьях, с которыми ее связывала невидимая ниточка, не оборвавшаяся с их гибелью.

Мать верила, что на том свете вновь встретит своих мальчиков, и в то же время как мудрая женщина она оставила о них память, которая живет в музейной экспозиции, и, хочется надеяться, в строках этого материала.

От автора:

Благодаря поисковой работе нам удалось найти фотографию Марии Волошко, которую с разрешения ее знакомой Любови Кострицы передадим в музей города Тихорецка. В ближайшее время фотокарточка мамы займет место в экспозиции, рядом с ее сыновьями.


Кубанские Новости – Логотип
Показать еще