Кубанские Новости
Общество
Марина Кардашина

Позывной – «Михалыч»: казак рассказал, что помогает в окопах спецоперации

Позывной – «Михалыч»: казак рассказал, что помогает в окопах спецоперации
Сегодня в районе проведения спецоперации в составе различных воинских формирований вместе с солдатами российской армии воюют около пяти тысяч казаков из всех казачьих обществ России, более тысячи из них – кубанцы.

Предки Михаила Литвиненко вместе с другими казачьими семьями станицы Полтавской были репрессированы, а когда появилась возможность, вернулись на Кубань. Служил мотострелок Литвиненко в Грозном. Профессиональный спасатель: окончил Академию гражданской защиты МЧС России, участвовал более чем в трехстах спасательных операциях, сейчас работает в учебно-методическом центре министерства ГО и ЧС Краснодарского края. В прошлом году отметил пятидесятилетний юбилей. В 2002 году он стал атаманом Шереметевского куреня, а в 2017 году атаманскую булаву ему доверили казаки Старокорсунского хуторского общества. Сейчас Михаил Литвиненко – заместитель атамана Екатеринодарского отдела по вопросам ГО и ЧС. Участник «Крымской весны» – держал оборону на Чонгаре, за что был награжден почетной грамотой и благодарностью президента РФ. За проявленное мужество и отвагу при выполнении боевых задач в ходе проведения специальной военной операции на территориях Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики награжден почетной грамотой Законодательного Собрания Краснодарского края.

Первый бой

– Почему вы приняли решение отправиться на Донбасс?

– Когда началась спецоперация и я увидел, что происходит на территории Донецкой и Луганской республик, решил, что должен быть там. По зову сердца, по велению души. Отряд был сформирован в конце апреля. Меня назначили командиром 3-й роты. Это три взвода по 27 человек и отряд огневой поддержки – всего 105 человек из Ейского, Кавказского, Екатеринодарского и Баталпашинского отделов Кубанского казачьего войска.

– Как собирались, чем экипировались? И что из того, что взяли с собой, оказалось действительно незаменимой вещью?

– Мы прекрасно понимали, куда отправляемся. Собирались со знанием и опытом. Екатеринодарское районное казачье общество выдало разгрузку, фонарики, радиостанции, боевой рюкзак. Взял коллиматорный прицел – это очень ценное приспособление: упрощает процесс наведения оружия на цель и ее поражение. Все два месяца окопной жизни в Донбассе нам не хватало воды – собирали дождевую, приходилось и ржавую воду пить, и из луж. Из дома я взял с собой трубочку-фильтр, и, как позже выяснилось, это оказалось очень верным решением.

– Первый бой – он трудный самый?

– Да! В первые же сутки после тяжелого маршброска мы вышли на заданные позиции, заняли высоту 204,6 «Курган Могила-длинная» в районе Константиновки. Группу, которая выдвинулась дальше, накрыло пулеметным и минометным огнем. Успели вырыть окопы в полметра в глубину. Когда мины начали ложиться рядом, оказалось мало! Закопались на метр, в конце концов на полтора. Эту высоту мы удерживали в течение 12 суток…

Следующая боевая задача – взять опорный пункт противника. Это было на Донецком направлении между Марьинкой и Александровкой. Казаки начали обстреливать этот участок из гранатометов. Одновременно по нему работала наша артиллерия. Не поддается – надежно забетонирован. Идем в атаку, захватили первую линию окопов. Пулеметным огнем нас оттеснили. На следующий день – новая попытка…

Казачье братство

– Скажите, а есть ли у кубанских казаков какие-то характерные черты, которые отличают наших воинов от других добровольцев, участвующих в спецоперации?

– У казаков воинское искусство в крови. В роте были и комбайнеры, и учителя, и охранники, и строители, и руководители. Мирные граждане, мы стали воинами, и на то, чтобы притереться друг к другу, у нас ушло не больше суток. И в первом же бою рота показала себя как слаженный организм, единое целое, все мы защищали Отечество.

Да, было страшно. Но если надо выполнить задачу, то как бы трудна она ни была, стиснув зубы, вперед! Во всем присутствовала какая-то казачья удаль: перед боем шутили, нытья не было. У нас не было такого, чтобы я приказывал. Говорил, как сказал бы отец: «Сынок, надо!» И молодой казак Данила Дьяченко, позывной «Данди», который возглавил самую первую разведку боем, мне в ответ: «Михалыч, понял, принял».

Это было настоящее казачье братство, у нас сформировалось отличное боевое подразделение. Каждый понимал свою миссию, свое предназначение как бойца спецоперации.

– Для нашей страны вы – герой. Может быть, это непросто осмыслить в отношении себя, но если говорить обо всех казаках-участниках спецоперации, скажите, какие они, сегодняшние герои современной России?

– Я просто приведу примеры. Третьему взводу была поставлена задача – пройти в поселок Нескучный и там закрепиться на плацдарме. Казаки оказались на первой линии обороны. Отбивались от атак противника шесть суток. Не хватало воды, боеприпасов. Уничтожили много живой силы противника и два БТРа. А когда проводили разведку боем, взяли пленных из батальона «Айдар».

Брали опорный пункт. У минометной казачьей батареи, а входили в нее казаки-минометчики из Екатеринодарского и Майкопского отделов, на вооружении были минометы 82-мм, которые разработаны еще до начала Великой Отечественной войны. Чтобы разрушить бетонированное сооружение, нужно более мощное оружие. Но неприятель боялся даже их, потому что казаки били точно в цель.

Мой заместитель Игорь Гончаров, позывной «Тор», с тридцатью бойцами в первом бою попал в окружение. Послал разведгруппу в тыл противника. Юрий Дьяченко и Данил Дьяченко – однофамильцы и односельчане, бойцы неуемного мужества, шли под плотным минометным обстрелом, три часа вели бой, группу вывели.

Хотел бы отметить казака Ейского отдела, командира 3-го взвода с позывным «Ея» Дмитрия Мамченко и командира 1-го взвода Никиту Жаркова, моего заместителя Игоря Гончарова – офицер, грамотный командир, он стал моим другом, казака Антона Долженко.

Хочу поблагодарить всех атаманов: спасибо вам за братьев-казаков, они с честью и доблестью выполнили свой долг.

– Что вам помогало?

– Профессиональный опыт, он не только мне самому помог уцелеть, а главное – я смог обучить навыкам выживания моих бойцов.

Литвиненко.JPG
Михаил Литвиненко
Помогала вера православная. Когда я пришел в храм Рождества Пресвятой Богородицы к нашему батюшке отцу Леониду за благословением, он сказал: «Буду молиться за тебя каждый день, и ты молись». И вот лежишь в окопе, мины все ближе и ближе, и молишься. У каждого с собой молитвенник. И Бог нас ограждал, иным некоторые ситуации не объясню. Заняли новую позицию, и нужно было выставить боевое охранение на начало лесополосы. Мой заместитель Игорь Гончаров поднял снайпера Володю Сладкова и поставил его на двухчасовое дежурство. А через 40 минут прямо в его окоп прилетела мина. Спальник, кроссовки – в пыль. «Ну что, казак, у тебя сегодня второй день рождения?» И таких дней рождения знаете сколько было!

А еще очень помогали бойцам детские письма солдатам. Не было написанных по шаблону, в каждом – искренние теплые слова. Казаки читали их перед боем, и я видел, как у них на глаза наворачивались слезы. Когда писем на всех не хватало, казаки передавали их по кругу и некоторые говорили: «Я это письмо не отдам, это будто мой сын написал». Эти письма поднимали дух.

Помогала гуманитарная помощь из дома. Огромное спасибо за посылки, которые собирали и отправляли казаки всех отделов Кубанского казачьего войска – поддержка от души.

Командир – отец солдатам

– Как говорил полководец Александр Суворов, командир – это отец солдатам. Вам наверняка приходилось заниматься решением всех без исключения вопросов, в том числе бытовых. Расскажите, как жили наши бойцы?

– В пяти километрах от наших позиций находилась так называемая «Точка Ноль», куда ежедневно привозили продукты и воду. Бойцы отправлялись за провиантом и боеприпасами на рассвете. Иногда пробиться не удавалось – обстреливали. Питались сухпайками, довольно-таки вкусно и удобно.

– Скучали по борщу?

– А как же! В окопах горячей пищи нет. Но казак – человек находчивый. Поймали рыбу – будет уха, подстрелили дичь – будет шулюм. Повезло, что в роте было много охотников, которые знают, как передвигаться и в лесной, и в степной зонах, как выслеживать дичь…

– Чем планируете заняться в ближайшее время как заместитель атамана Екатеринодарского отдела?

– Поеду в тренировочный лагерь, где идет подготовка нового состава казачьего добровольческого отряда «Кубань». Хочу рассказать новобранцам, что им нужно знать и уметь, чтобы выполнить все боевые задачи и сохранить свою жизнь.

Нужно уметь брать замаскированные опорные пункты, работать с беспилотными аппаратами, без которых невозможно представить современную армию. Владеть навыками маскировки своих позиций, над которыми непрерывно летают квадрокоптеры противника. Учиться окапываться саперными лопатками. Нужно чутье, чтобы слышать минометный обстрел и понимать, когда менять дислокацию: часто так бывало, только сместились и видим, как по нашей прежней позиции открывают огонь...

– А в личной жизни?

– Скоро женюсь. Моя избранница Ольга живет в станице Старокорсунской, казачка. Работает преподавателем на курсах гражданской обороны в Краснодаре. Вы знаете, как она ждала, как вымаливала! Мне об этом наш батюшка отец Леонид рассказал…

Наш разговор с Михаилом Литвиненко, «Михалычем», был долгим, о многом заставил задуматься. И к его завершению сам собой родился ответ на собственный вопрос: в чем есть суть и сила казака-воина? Наверное, в его отчаянном бесстрашии с молитвою в душе во имя и во благо всего казачьего рода, а главное, тех, кто ждет его дома, кто всем миром шлет на линию огня теплые весточки поддержки.

Фото автора и из архивов пресс-службы ККВ

Показать еще