Культура 26.01.2018 12:44
Анна Пчелина

Красота или уродство: эксперты оценили арт-объекты краснодарских художников

Проект одной из скульптур, предлагаемых к размещению в Краснодаре Фото: typography-online.ru

2018 год начался в Краснодаре со споров о современном искусстве. В январе в СМИ и соцсетях было опубликовано около 80 эскизов арт-объектов от краснодарских художников и архитекторов для парков и скверов города

Каталог проектов получил одобрение в мэрии, готовность спонсоров, поддержку друзей, а также десятки перепостов и сотни комментариев в соцсетях, в которых широкая общественность ответила сомнением, негодованием и вопросами. «Кубанские новости» поговорили с ведущими российскими специалистами в области паблик-арта и средового дизайна, чтобы понять, в чем ценность предложенных объектов, чем объяснить миллионные ценники и как создавать новую городскую среду без отторжения у населения.

О том, что тема современного искусства может быть взрывоопасной, краснодарцы знают не понаслышке: пять лет назад московскому арт-менеджеру Марату Гельману казаки и православные активисты в жесткой форме помешали открыть в Краснодаре безобидную выставку, показавшуюся им кощунственной, а идея создания в городе государственного музея современного искусства в итоге так и повисла в воздухе.

"Цветная структура", автор Валерий Казас

С тех пор в краевой столице многое изменилось: возник и обрел финансовую помощь меценатов, а с этого года и московского «Гаража» негосударственный культурный центр «Типография», прославились в столице и в Венеции краснодарские художники арт-группы Recycle, взяли всероссийские премии и получили медийное признание краснодарские художники арт-группы «ЗИП», состоялось несколько успешных торгов аукциона современного искусства Most, закрылись одни и открылись другие частные галереи, разрослось дизайнерское сообщество города и сделало свою Wonderful design week с участием звезд мирового и московского дизайна.

Изменилась и власть. Новый мэр Краснодара Евгений Первышов откликнулся на предложение культурного центра «Типография» установить в городской среде объекты современного искусства. Ради этого культурный центр «Типография» перестал быть полюсом независимого искусства и сформировал для администрации города тот самый каталог декоративных модернистских проектов, призванных украсить и осовременить город. Власть и современные художники приняли друг друга и решили работать вместе.

Однако всего этого оказалось недостаточно для того, чтобы жители согласились полюбить абстрактный минимализм в своем парке у дома, пусть такое искусство и хранится в их фотоальбомах из зарубежных поездок. В Фэйсбуке и Инстаграме можно почитать негативные отзывы на предложения краснодарских художников: «плод воспаленного воображения», «до 1 апреля еще больше двух месяцев», «они это серьезно?», «уродство», «пошлость», «ужас».

Краснодар - город, в котором нет арт-объектов, имеющих отвлеченное содержание - не про героев и не про сюжет, а про форму, которая создает настроение и активизирует пространство, делая его эмоциональнее и ярче. Это будет первый опыт.

Каталог, который увидели краснодарцы, состоит из примерно 80-ти работ шести приглашенных «Типографией» краснодарских авторов. Большая часть проектов имеет авторство скульптора Валерия Казаса – эти модели произведений он выставлял на выставках в Краснодаре и Новороссийске в разные годы. По одному эскизу подготовила арт-группа «ЗИП», художник Эльдар Ганеев (член арт-группы «ЗИП») и художник Виктор Линский, еще четыре объекта предложили архитектор Наталья Машталир совместно с архитектором Романом Санковым.

В каталоге указаны цены на работы Валерия Казаса и художников из группы «ЗИП»: 1,3 – 2 млн. рублей за объекты с использованием больших природных камней, 2 - 5 млн рублей - за работы, выполненные из стали, меди или латуни методом сварки.

Три предмета из различных серий, автор Валерий Казас, 3,5 млн. руб.

Позднее было официально заявлено, что круг авторов будет расширен. По словам директора «Типографии» Олега Сафронова, который комментировал ситуацию в прямом эфире телеканала «Краснодар», свои проекты на конкурс также подготовили художники Владимир Омутов, Михаил Смаглюк и другие авторы, готова сотрудничать группа Recycle. Работы будет выбирать экспертный совет, в который, по словам Олега Сафронова, войдут не только местные, но и приглашенные специалисты в области современного искусства. Об открытом конкурсе с конкретными правилами и условиями пока не сообщалось.

«Сейчас диспозиция такая: Евгений Первышов проект благословил, деньги уже найдены, инвестор есть. Осталось выбрать, что это будет, а дальше уже реализовать», - сказал в эфире ТК «Краснодар» помощник главы города Владимир Вербицкий.

Какие общественные маркеры сообщают нам, что пришла пора менять городскую среду? Где в России это удалось? Насколько профессионально-грамотными являются предложенные декоративные и скульптурные объекты? Адекватна ли заявленная стоимость на них? На эти вопросы «Кубанским новостям» ответили специалисты.

Александр Павлович Ермолаев (Москва) - архитектор, дизайнер, искусствовед, профессор кафедры дизайна архитектурной среды в МАРХИ, эксперт совета по присуждению премии в области дизайна при Президенте РФ.

«Мне кажется, что единственный значимый «общественный маркер» сегодня – это повисший вопрос: сколько можно жить в мире, изолированном от того, что творилось в мировом искусстве последние 100 лет? Однако, решение проблемы требует осмотрительности.

АВРОРА, Группировка ЗИП, 3,5 млн. руб.

Постановка объектов в городской среде не является самоцелью. Гораздо важнее с их помощью обострить, уточнить связи с природой. Потому, кажется, уместнее характер объектов, которые выглядят, как продолжение природы – земли, газона, на котором они стоят. Вроде камней (стр. 19, 29, 30 каталога), как бы вырастающих, выступающих из недр, останков благородных сооружений (из серии «Почти Античные Фрагменты», стр. 21 каталога), листов металла (стр. 59 каталога), странные формы, фактура, степень мятости и качества поверхности которых не слишком отступают от вышеупомянутых критериев.

Активных по цвету и форме объектов должно быть немного, располагать их следует в точных местах, подчеркивая, обостряя качества окружающей среды.

Особенно привлекательными в этой связи кажутся «бронзовые запреты» («По газонам не ходить», «Не мусорить», стр. 46, 47 каталога), предлагающие светлую иронию по поводу безвозвратно утраченных ценностей. Привлекательны они не только решением самих объектов, но и качеством постановки в обширном пространстве. Так же весьма уместны для оживления городской среды параметрические животные авторства Натальи Машталир и Романа Санкова (стр. 32-36 каталога).

Кажется целесообразным сократить количество объектов каталога, выложенного в интернет, до предлагаемого минимума, что, весьма возможно, позволит получить более позитивные отзывы общественности. Желаю успехов Вашему «безнадежному» предприятию!»

Юлия Бычкова (Москва) - российский арт-менеджер, куратор, директор крупнейшего в Европе арт-парка «Никола-Ленивец», продюсер международного фестиваля ландшафтных объектов «Архстояние», «Архстояние детское» (Калужская область) и фестиваля городской культуры «Арт-Овраг» (г. Выкса, Нижегородская область).

«Интеграция современной культуры в неподоготовленную среду должна быть прежде всего хорошо осмысленна. Грамотный куратор программы, если он есть, это понимает. Если нет куратора или опытного визионера, то, к сожалению, программа по осовремениванию города с помощью паблик-арта может стать просто набором случайных объектов от случайных художников.

Общественное пространство – это, по сути, тот же самый выставочный зал, только в десятки раз больше и агрессивнее. В нем есть ограничения: по среде, по климату, восприятию людей, долговечности и т.д., и эти ограничения куратор паблик-арта должен учитывать. Среда – это не просто зеленые лужайки, дома и деревья, а это и те жители, которые живут в городе, история места, а главное, видение будущего.

Мост, автор Валерий Казас, 5 млн. руб.

Качественный, долговечный паблик-арт всегда контекстуален. Если куратор хочет революции, тогда он должен отвечать за это, предъявить свой манифест и быть готовым к любой реакции. Если он желает более мягкого развития, то должна создаваться расширенная и разноплановая программа интеграции современного искусства в городскую среду.

В деревне, а теперь уже арт-парке «Никола-Ленивец» все объекты современного искусства создавались совместно с местными жителями. Фестиваль «Архстояние», который появился в Никола-Ленивце позже, эту практику сохраняет, поэтому в Никола-Ленивце вандализм минимален, местное население арт-объекты любит. Современное искусство там уже является экономическим драйвером места.

Есть пример города Выкса, где фестиваль современной культуры «Арт-Овраг» диверсифицирован в круглогодичную арт-резиденцию для художников и круглогодичную образовательную программу для местных жителей, которая поясняет, что же такое развитие городской среды современными методами. Поэтому там отторжение арт-объектов местной социальной средой минимально, а главное, что вокруг идеи новой городской среды объединяются единомышленники: администрация, бизнес, активисты.

Одно дело провести выставку внутри белого зала и пригласить туда людей. Другое - поставить объекты там, где они неминуемо будут увидены всеми. Кураторы и продюсеры, которые интегрируют искусство в город, должны учитывать мнение города. Город – это администрация, бизнес, жители, представители разных сообществ.

ДИСКРЕТНОСТЬ.Триптих.Валерий Казас, Каждый предмет 3 млн. руб.

Я очень уважаю группировку «ЗИП» и знаю Валерия Казаса как художника. На мой взгляд, объекты из каталога, который они предложили, имеют право на существование. Но есть комментарии. На эскизах объекты очень близко расположены.

Пространство, где не соблюдаются границы влияния арт-объекта, напоминает кладбище современного искусства. Так делать нельзя, на мой взгляд. Также не понятно, как учитывается локальная идентичность Краснодара. Почему эти объекты должны появиться именно в Краснодаре, а не где-то в другом месте? Почему именно эти работы, а не другие? В этом выборе не хватает кураторского дискурса и комплексного видения развития этой программы. Почему не сделать открытый конкурс, в жюри которого войдут как внешние, так и краснодарские эксперты, которые понимают в уличном искусстве и ценят развитие города?

Я очень уважаю группировку «ЗИП» и знаю Валерия Казаса как художника. На мой взгляд, объекты из каталога, который они предложили, имеют право на существование.

Публичное искусство может и должно порождать гордость за свой город: когда ты понимаешь, что в городе есть что-то необычное, на что сам смотришь, на что смотрят туристы и что привлекает дополнительную энергию в город. И важно, чтобы большинство жителей приняло искусство в своем городе. Иначе объекты ждет вандализм, разрушение, негатив и самый распространенный комментарий: почему вы тратите деньги на искусство, когда у нас в подвале течет канализация? У граждан будет понимание, что искусство для власти важнее, чем их бытовые проблемы.

Стоимость тех объектов, что я успела посмотреть (не все, к сожалению), на мой взгляд, не всегда обоснована. В производстве эти объекты сильно дешевле. Стоимость на искусство формируется на основе экспертного мнения, то есть ее определяет рынок.

Евгений Первышов проект благословил, деньги уже найдены, инвестор есть. Осталось выбрать, что это будет, а дальше уже реализовать»
Владимир Вербицкий, помощник главы города

Надо посмотреть, какой уровень медийности у художника, как часто он выставляется, в каких коллекциях его работы, какое его место в рейтингах. Если это очень известный художник, то уровень цены на его произведения может быть высок. Например, группировка «ЗИП», действительно, очень востребованная и известная, признанная ведущими экспертами в области современного искусства страны. Они могут называть на свой объект высокую цену.

Форматы работы с художниками могут быть разными: кураторский, когда вы приглашаете куратора и он несет ответственность за выбор; международный конкурс, тогда несет ответственность экспертное жюри; и может быть совмещенный процесс, когда часть объектов для городских скверов выбирают кураторы, а на один, например, проводится конкурс. Все зависит от того, сколько имеется ресурсов на программу.

Из серии КАМНИ, Валерий Казас, гранит.2 млн. руб

В любом случае, все эти процессы требуют работы полноценной команды: продюсера, куратора, pr-менеджера, координатора, технического директора, юриста. Все объекты должны быть поставлены правильным образом на баланс и обслуживаться, на них должен выделяться годовой бюджет, поэтому важно сразу определить, кто будет нести ответственность за сохранность объектов – администрация, спонсор или сами жители.

Делать ли международный формат, зависит от амбиций заказчика. Если привлекается известный зарубежный автор, уровень менеджмента и гонораров должен быть соответствующим, реализация идеи будет более трудозатратной и энергоемкой, чем на локальном уровне. Я приветствую процесс работы с российскими художниками. У нас много интересных авторов, которых надо поддерживать и продвигать».

Павел Шугуров (Владивосток) - городской художник, лидер арт-сообщества «33+1», экс-главный художник Владивостока и Южно-Сахалинска.

«Спасибо за доверие и обращение ко мне, как к эксперту, но смотреть презентацию эскизов арт-объектов я не буду. У каждого города должна быть своя личная история и право на самоопределение. Я лучше потом посмотрю на реализованные произведения как турист, желающий понять ваш город, его исторические корни, мифологию и художественный вкус. Решать, что нужно вам, должны только вы, а не «залетные» эксперты.

Диптих, Валерий Казас, 2,5 млн. рублей

Я очень рад, что мэрия Краснодара готова работать с современным городским искусством. И рад, что жители Краснодара готовы дискутировать на эту тему и при необходимости дать сказать жесткое «нет» тем формам, которые не соответствуют духу места. Лучшие произведения этого направления искусства рождаются именно на стыке мнений! Город должен решать в диалоге, что появится на улицах. Нужно искать способы друг друга услышать и понять.

В нашей стране были разные практики. Например, в начале десятых Марат Гельман установил на улицах Перми хорошие произведения художников с мировыми именами. Но они не прижились - местное население их отвергало. Сейчас многие из этих вещей свезли в условную «арт-резервацию», что неправильно - эти работы были сделаны для конкретных локаций.

Решать, что нужно вам, должны только вы, а не «залетные» эксперты.

В то же время во Владивостоке мы развивали другую стратегию. Начали с недолговечных форм. Художники могли заявить свой стиль во временных граффити и инсталляциях, рассчитанных на один сезон. Это было нужно не только для того, чтобы население привыкло к новым арт-объектам, но и для того, чтобы сами художники нашли способ общаться с со-горожанами. Это актуально как для молодых авторов, так и для заслуженных мэтров советской монументалистики – время поменялось, городу нужны другие символы для самоиндефикации и повседневного вдохновения.

Очень важно подготовить и публику. После краха социалистических идеалов люди вернулись к мещанским ценностям и вкусам: милота, узоры, блестки, милый реализм, понятный каждому, с которым можно обняться, сфотографироваться, не забивая свою голову ненужными вопросами и эмоциями. Развивая городское искусство, мы начали с понятного: памятник морячку, тигрята и другие развлекательные скульптуры. И постепенно повышали «градус» искусства. Так что, когда на улицы вышел «авангард» и художники-экспериментаторы, жители оказались к ним уже готовы.

Из серии ПОЧТИ АНТИЧНЫЙ ФРАГМЕНТ, Валерий Казас, 3 млн. руб

В городе работала муниципальная программа по улучшению художественного облика Владивостока, рассчитанная на 6 лет. Правда, действовала она три года, потом власть поменялась, начался кризис, финансирование сократили. Но внедрение арт-объектов в город произошло.

За три года на улицах города воплотились авторские задумки десятков местных художников, разных возрастов и стилей. Для многих городское искусство стало профессиональным делом их жизни: заработав опыт и портфолио их компании сегодня разрослись и обеспечены коммерческими заказами (например, компании Concrete Jungle, «We Draw», «Квадролампа», «Родина»).

Стратегия администрации, в которой я тогда работал, как главный художник, заключалась в том, что мы открыли несколько легальных стен для свободного рисования в скейт-парках и на спорт-площадках. Молодые ребята имели возможность показать городу свои возможности, заслужить признание горожан через соцсети и потребовать у администрации более масштабных и бюджетных проектов.

Это самое важное в этом процессе – не сами скульптуры или объекты, а демонстрация творческого потенциала города, манифестация его самоопределения. То, что ваша администрация сделала ставку на местных творческих людей, – это очень здорово, это великолепно!

Из серии Jewellery, Валерий Казас, 3,5 млн. рублей

Я не сторонник публичного обсуждения авторского эскиза. Я за открытое обсуждение идей. Во время работы программы по художественному благоустройству, мы на сайте администрации сделали раздел «Копилка идей». Там горожане высказывались о том, какие темы необходимо в городе художественно визуализировать. Кто-то говорил: вот нужно поставить скульптуру по теме «Девчонки в коротких юбчонках», кто-то мечтал о голубе в Голубиной пади. У каждой идеи зафиксирован автор. Художники потом визуализировали особенно популярные идеи или те, которые им понравились, и предоставляли эскизы в мэрию. Дальнейший отбор делали профессионалы – худсовет или в рабочем порядке. Простым зрителям сложно представить, как произведение будет выглядеть в готовом виде. Запороть легко.

Как вы поняли, работая в администрации Владивостока, я избегал жестких противопоставлений старого и нового искусства. Стремился выстраивать эти отношения как непрерывную линию.

Но, с другой стороны, работать в ситуации конфликта тоже возможно, если есть серьезный общественный запрос на свежее, отрицающее всё. Юношеский максимализм в искусстве, «пощечины общественному вкусу» - это тоже хорошо. Старшему поколению нужно относиться к этому с пониманием - это всё в итоге будет ваш Краснодар, общий.

5 предметов из серии JEWELLERY, Валерий Казас, 1,3 млн. рублей за каждый предмет

По поводу завышенных цен: если вы считаете, что сделать современную антивандальную инсталляцию, которая простоит как минимум 50 лет, дешевле, чем реалистическую скульптуру из бронзы, то это не так. Качество деталей абстрактного арт-объекта не должно уступать проработанности деталей реалистического портрета, здесь красота в швах, соединениях, в фактуре поверхности. Установить городскую скульптуру, включая скрытые работы (фундамент, водоотведение) – это не меньше миллиона рублей».

Волнения на тему искусства в городской среде – распространенное явление. Например, в Париже сейчас горячо обсуждают целесообразность установки скульптуры одного из самых признанных скульпторов современности Джефа Кунса.

Краснодарцы уже негодовали по поводу появления в городе первой развлекательной скульптуры «Собачкина столица», которая шокировала тем, что шутила, а не утверждала идеалы. Реплики «пошлость» и «уродство» не помешали ей в итоге обрести любовь туристов и жителей и стать одним из неофициальных символов города.

Сейчас Краснодар начинает взаимоотношения с арт-объектами, которые живут по законам формы и цвета, а не сюжета. Искусство в городе должно быть разным, и чем разнообразнее оно, тем лучше для всех: каждый найдет себе по душе.

Новости от
Новости от