Кубанские Новости
Культура

Илья Глинников: «Моя невеста полюбила друга»

Илья Глинников: «Моя невеста полюбила друга»
Илья Глинников
Фото: www.instagram.com/glinnikov1st

На Кубани известный актер дебютировал в качестве режиссера.

Звезда сериала «Интерны» Илья Глинников снял короткометражный фильм под названием «Моя невеста полюбила друга», в котором сыграл главную мужскую роль. Трехминутная лента рассказывает о взаимоотношениях мужчины и женщины. Исход их любовных перипетий решает «русская рулетка». Кинокартину режиссер представил недавно на 29-м Открытом фестивале «Киношок» в Анапе.

– Илья, как случилось, что вы взялись за съемки фильма?

– У меня не было такого решения – стать режиссером. Я пошел учиться в «Школу свободного кино» и не пожалел. Она занимается независимым кинематографом, там не просто дают в руки ремесло, а готовят авторов кино. Нас учат рассказывать историю – от начала до конца. Понял, что хочу двигаться в этом направлении. Честно говоря, я и артистом никогда не мечтал стать. Поступил в ГИТИС, уже занимаясь актерской профессией.

– Образования не хватало?

– Да. Но тогда не понимал, насколько. Я работал на театральных площадках, режиссеры замечали меня и приглашали на пробы. А там спрашивали, есть ли актерское образование. У меня его не было. Я был уверен, что и без него все умею. Так и говорил. В ответ мне мило улыбались. И только когда поступил в театральное, понял, почему. Кстати, мой старший коллега Дмитрий Харатьян поспособствовал решению – сказал, что я буду дураком, если не пойду учиться. Подготовила меня к институту заслуженная артистка России Марина Голуб... Мне кажется, задача творческих профессий – продолжать учиться на протяжении всей жизни, пробовать новое, не бояться совершать ошибки.

– Именно поэтому решили стать режиссером?

– Режиссер – громко сказано. Я просто занимаюсь любимым делом и пока только учусь, пробую: делюсь тем, что отзывается, болит или радует. Есть и еще причина. Я понимаю, что жизнь нам столько дает – талантов, опыта, возможностей, учителей, что мы тоже должны что-то ей отдавать. «Мы вдыхаем в два раза больше, чем выдыхаем».

Говорят, что нужно идти в эту профессию, когда есть что сказать миру. Но ведь каждому есть чем поделиться: мне, вам, вон тем прохожим. А вот как это сделать – уже искусство. Вообще, чем дольше я учусь, тем больше понимаю, что я ничего не знаю. С книгами также. Ищу в них ответы, а в итоге вопросов становится еще больше.

– «Моя невеста полюбила друга» – строчка из стихотворения Иосифа Бродского. Вы у него тоже искали ответы? В вашей жизни была похожая история?

– Бродский – один из любимых поэтов. Выбрал это стихотворение, потому что когда-то оно отозвалось во мне. Я разобрал его драматургию и снял весь сюжет буквально одним кадром. Это сложно, но интересно. Один кадр, как рентген, показывает сразу работу и режиссера, и актеров, и художника, и сценариста. Ну, а такой ситуации с невестой у меня не было. И снять про это фильм – если не искусство, то точно творчество (улыбается).

– В одном из интервью вы рассказывали, что собираетесь поставить еще и моноспектакль – о русском океанологе Вячеславе Курилове. Этот проект осуществился?

– Пандемия внесла свои коррективы, но мы им занимаемся.

– Чем вам близка эта история? Она ведь реальная?

– Да. Представьте, человек всю жизнь изучает водную стихию, 14 лет занимается йогой, мечтает погружаться в моря и океаны по всему миру, но выезд за пределы Советского Союза ему запрещен. Однажды он видит объявление в газете о том, что из Владивостока отправляется в плавание круизный лайнер, который не будет заходить в порт, а пройдет мимо Филиппин. «Это мой единственный шанс», – решает он. Курилов попадает на лайнер, а ночью прыгает в открытый океан, чтобы доплыть до островов. Он провел в воде трое суток без еды, его могли съесть акулы. Но, несмотря ни на что, он добрался до берега. В эти три дня ему пригодились все его знания. Вот этот «прыжок в погоне за мечтой и свободой» и есть соль этой истории.

– На проект «Последний герой» вы пошли, чтобы испытать свои силы в экстремальных условиях?

– Нет, поверьте, в моей жизни было достаточно экстремальных ситуаций. Просто мне пообещали, что все будет по-настоящему, как в тех выпусках, что вел еще Бодров. Нечего будет есть, не на чем спать. Так и было. Мы действительно спали в шалаше на пальмовых ветках. На острове не было ни кокосов, ни бананов. С едой вообще вышла смешная история. На команду выдали пакетик риса. Наша Наталья Медведева решила, что его надо растянуть на все 39 дней. И выдавала нам буквально по горсточке. Через неделю такого «питания» мы готовы были уже съесть друг друга. И вдруг к нам приехали «экстрасенсы» – участники с другого острова. Они сильно удивились нашей кормежке. Оказывается, пакетик крупы давался на три дня! Когда мы потребовали у организаторов вернуть наш законный рис, нам отказали со словами, раньше надо было.

– По условиям, вы могли привезти с собой одну вещь на остров. Что это было?

– Сначала я хотел взять полиуретановый коврик или гарпун, но мне сказали – нет. В общем, нельзя было брать ничего для того, чтобы выжить. Я долго думал, как обойти все табу, и придумал взять… парашют.

– Парашют?

– Да, ведь в нем есть и карабины, и веревки, и купол, который можно использовать как тент. Когда организаторы разгадали мой план, конечно, не разрешили. В итоге со мной был только блокнот. И очень, кстати, пригодился.

– Чем же?

– Понимаете, я никого не знал из участников. С родными под одной крышей ужиться не просто, а с незнакомыми в таких условиях и подавно. Непонятные ситуации я прописывал в блокноте, разбирался. Увидеть и признать свои ошибки, посмотреть на себя со стороны, а может, и принять сторону другого человека всегда непросто. Но это нужный опыт. Блокнот со мной еще со времен ГИТИСа: записываю мысли, идеи, иногда стихи.

– Илья, у вас такой серьезный подход к жизни. Почему решили участвовать в шоу «Холостяк»?

– Серьезное отношение вредно для здоровья. «Проходил мимо и решил зайти». А вообще шоу «Холостяк» – это ад, если, конечно, ты по-честному все проживаешь!

– Вот и одна из ваших самых известных ролей – ловелас и сердцеед Глеб Романенко из «Интернов». Не преследует ли вас это амплуа?

– Давно не преследует. Но после выхода сериала я намеренно отказывался от подобного. Дело вот в чем. Комедийные роли запоминаются лучше. К примеру, все помнят Евгения Леонова в образе Доцента или Винни-Пуха, а его драматических героев мало кто видел. Та же история с Мироновым, Никулиным. Многие знают сериал «Интерны» со мной, а военную драму «Туман» смотрели не все. И это нормально. Социум так запоминает, а продюсеры начинают этим пользоваться. Но это лукавство: получается, они едут на том, что создал кто-то другой.

– А роль мечты у вас есть?

– Нет такой. Я, конечно, не откажусь от той, что сыграл Аль Пачино в «Запахе женщины», но это тоже не самоцель. А самая запоминающаяся, близкая мне по духу, это роль монаха в оратории «Жанна д`Арк на костре», где я играл с Чулпан Хаматовой. Я несколько месяцев слушал старинную музыку и погружался в сюжет.

– Кого вы все-таки считаете учителем с большой буквы?

– Бога.

Показать еще