Кубанские Новости
Общество

Сергей Шведко: «Сейчас мой Донецк – город, где каждый хоть однажды разминулся со снарядом»

Сергей Шведко: «Сейчас мой Донецк – город, где каждый хоть однажды разминулся со снарядом»
Сергей Шведко
Наш специальный корреспондент родился и вырос в Донбассе. Сейчас он с ужасом наблюдает, что происходит с его родиной.

Сегодня географию Донецка лучше всего изучать по хронике обстрелов. Так получилось, что она совпадает с историей моей жизни. Как той, еще студенческой, так и недавней. Вот прилетело где-то рядом с перекрестком улиц Щорса и Ватутина. Там рядом биофак нашего универа. И подготовительное отделение, где учились некоторые мои знакомые. А вот в районе железнодорожного вокзала убило трех человек. Сразу почему-то вспоминается, как одним августовским утром лет 30 тому назад мы веселой толпой выгружались там из питерского поезда. Когда возвращались с музейной практики.

А чуть раньше жахнули снарядами по парку кованых фигур возле горсовета. Мы с женой туда сына водили на прогулку. Он тогда учился во втором классе, и мы решили свозить его в Донецк на каникулы. В парк Щербакова тоже водили. Туда нынешним летом два или три раза прилетало. А домой, в дочкину квартиру, ездили на троллейбусе восьмого маршрута. Садились на конечной, возле магазина «Изумруд», и оттуда – в наш Калининский район. На «Изумруде» в нынешнем году тоже гибли люди. И подлючие мины «лепесток» твари закидывали именно в этот район. Чтобы покалечить как можно больше мирных жителей. А по ходу движения этого троллейбуса возле «Обжоры» убило 13-летнего мальчика на глазах у матери. Оттуда – метров 800 до нашей квартиры.

Из последнего – обстрел центральной площади Ленина. Суббота, утро. Мамы с детьми гуляют. А тут высокоточные снаряды из французских гаубиц. В результате погибли четыре гражданских человека. Двое из них до угольков сгорели в «газельке», которой не посчастливилось в этот момент ехать по улице Артема. Оттуда до гостиницы, где я жил во время апрельской командировки, метров 100. В гостиницу тоже прилетало месяц назад. Тогда повезло: навес крыльца принял осколки, никто не пострадал.

Сейчас мой Донецк – город, где каждый хоть однажды разминулся со снарядом. То не дождался, то опоздал. Эти полные горькой иронии слова принадлежат моему хорошему знакомому, журналисту Игорю Фарамазяну. От себя добавлю: увы, некоторые на места разрывов приходят вовремя…

Вся сегодняшняя жизнь граждан Донбасса – ежедневный подвиг жертвенности за право быть русскими людьми. Они зачастую не осознают этого, просто живут под постоянными обстрелами, работают, воюют за свой дом. И на их стороне наши парни, которые сегодня на фронте. В том числе бойцы БАРС «Кубань», которые сегодня бьются за Красный Лиман. И добровольцы из отряда им. Захария Чепиги, которые обороняют свой участок на запорожском направлении. И миллионы других жителей Великой и Необъятной, которые здесь, в тылу. Но на нашей стороне.

Правда, есть и другие. Алла Пугачева, например, которая принародно попросила признать ее иноагентом. Мол, потому, что солидарна со своим мужем, «честным и порядочным патриотом России». Ее сразу же поддержали наши либералы. Они дружно постят на своих страничках в соцсетях обложки советских пластинок Пугачевой, намекая, что поддерживают ее всей своей душой. Так поддерживают, что аж кушать не могут…

В этой связи у меня вопрос. К адептам певицы. Это и есть ваш апофеоз героизма и невероятной смелости в борьбе с государственной машиной? Парни из анапского артполка вместе с другими солдатами великой России отбивают вражеские контратаки, сами идут вперед, теряют боевых товарищей. В общем, делают историю и сами становятся ее частью, ее героической страницей. А вы тем временем картинки выкладываете. И после этого считаете, что хоть что-то значите в жизни этой страны? И сможете влиять на ее будущее? Ничего не значите и ничего не сможете. Потому что живете в заповедном мире розовых единорогов, а не в реальной стране, переживающей непростой и даже драматический период своей жизни. Кстати, словам «сложный» и «драматический» тоже не радуйтесь. Мы пройдем и этот этап. Без вас. До нашей победы.

P. S. Пока писал этот текст, в Донецке бахнули по северной окраине – микрорайону Путиловка. Горит один из домов. Там недалеко квартира моего университетского друга. И один из моих апрельских репортажей – тоже оттуда. Наверное, снова снаряд из французской гаубицы. Нашествие двунадесяти языков на форпост нашей Родины продолжается…

Показать еще