Кубанские Новости
Общество

Смотрите, уроки доброты идут!

Смотрите, уроки доброты идут!

Татьяна Чурбанова больше двух десятилетий работает с инвалидами. Она уверена, что родилась именно для того, чтобы помогать людям, оказавшимся в такой же ситуации, как она сама

Одного взгляда на нее достаточно, чтобы понять – перед тобой невероятно сильный и целеустремленный человек. А через минуту беседы, уже не обращаешь внимания на особенности речи: Татьяна Чурбанова инвалид 2-й группы – последствия детского церебрального паралича. Но она буквально заряжает жизненной энергией. С источника неиссякаемого оптимизма мы и начали разговор.

Нет времени для грусти

– Надо просто любить жизнь. Вот и весь рецепт. Я считаю, что мне повезло.

– Повезло?

– Да. Я инвалид с детства и у меня было много времени для того, чтобы стать полноправным членом общества. Людям, которые уже в зрелом возрасте оказались в инвалидной коляске, гораздо сложнее. Это очень тяжело принять. Я работаю ведущим специалистом краснодарской краевой общественной организации Всероссийского общества инвалидов и очень часто общаюсь с такими людьми. Поверьте, я знаю, о чем говорю.

– И все же как-то не очень сочетаются слова «повезло» и «инвалид»…

– Понимаете, я впервые почувствовала себя не такой как все только в 23 года. До этого мы жили в Баку. У меня было счастливое детство. Училась в обычной школе. Одноклассники всегда поддерживали и помогали. Потом поступила в Московский институт культуры. Окончила с красным дипломом, получила специальность библиотекарь-библиограф. А в 1992 году приехала в Краснодар – родители сюда перебрались из-за межэтнических конфликтов в Азербайджане. Только тут я столкнулась с проблемой, вызванной моей инвалидностью. Пришла в одну библиотеку устраиваться на работу. Директор сначала с радостью согласилась меня взять, но когда увидела, что я пишу заявление о приеме, держа ручку двумя руками, – изменилась в лице. «Вы знаете, наверное, мы не сможем вас принять. Подумайте сами, как на вас будут реагировать читатели». Вот это был удар! То есть в Москве, в Ленинской библиотеке, где я проходила практику, все было нормально, а здесь не подхожу? Непросто было пережить тот момент. Но все что ни делается – к лучшему. Я себя нашла здесь и другой судьбы не желаю.

– То есть на Кубани люди оказались черствее?

– Я так не считаю. Нельзя по одному человеку судить обо всех. Я знаю очень много прекрасных кубанцев. Думаю, что в тот момент просто все сошлось. Беспощадные 1990-е годы. Работы нет и для здоровых, а тут я. Ну и, конечно, советское прошлое сыграло свою роль. Ведь в СССР на государственном уровне с инвалидами не работали. Да, им создавали рабочие места, но в общество здоровых людей не интегрировали. Пусть, мол, живут в своем маленьком мирке. И здоровые люди воспринимали инвалидов не так, как сегодня. Тогда чаще стыдливо отводили глаза.

__.__

Широкое освещение и пропаганда паралимпизма стали первым большим шагом общества навстречу инвалидам.

__.__

– А сейчас?

– Многое изменилось в лучшую сторону. Это видно даже по детям. Вскоре после того, как я пришла работать в общество инвалидов, был создан молодежный проект, для того чтобы дать знания, навыки молодым инвалидам и помочь им интегрироваться в общество. В рамках этого проекта мы также проводили «Уроки доброты». Это было в 1997 году. Мы стали ходить по школам и рассказывать ученикам младших классов о себе. Я, например, говорю: «Пусть я пишу двумя руками и не могу ходить на каблуках, но я умею делать многое другое. Помогаю людям. Пишу статьи, кстати, я член Союза журналистов. Разбираюсь в искусстве». Дети после этих уроков меняются. А вместе с ними меняемся и мы сами. Когда я поняла, что мы сами можем влиять на отношение общества к инвалидам, это стало настоящим открытием. Будь добрее, и люди ответят тем же.

– Так дети стали другими?

– В плане их открытости и готовности сострадать ничего не изменилось. Они просто стали информированнее. Еще 20 лет назад ученики 3 – 5-х классов только от нас узнавали о том, что есть люди-инвалиды. Ребята даже термина такого не знали. Тогда довольно часто во время уроков доброты некоторые девочки плакали от жалости. Сейчас это случается гораздо реже. Дети знают о нашем существовании. После уроков они подходят ко мне, обнимают, говорят, что я добрая, рассказывают о своих родственниках и знакомых инвалидах, делятся тем, как сами им помогли. И они этот опыт не забывают. Когда встречаются со мной на улице, издалека кричат: «Смотрите, уроки доброты идут!» Это очень приятно. Понимаешь, что живешь не зря.

Точечная доступность

– Моральный климат – это важно. Но для того чтобы инвалиды чувствовали себя комфортно, необходима соответствующая инфраструктура. Как с этим у нас в крае?

– В масштабах страны по уровню развития безбарьерной среды Кубань выглядит прилично. Сочи – это эталон. Мне посчастливилось быть на Паралимпиаде, и я лично в этом убедилась. В Краснодаре тоже многое делается. Но все же краевой центр - точечно доступен.

– Новый термин?

– Судите сами. В парках, торговых центрах, на центральных улицах сделано очень многое, чтобы убрать барьеры для инвалидов. Однако до этих мест еще надо добраться. И вот здесь возникают проблемы. Общественный транспорт у нас мало приспособлен для колясочников или людей с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Такси для инвалидов есть, но их отчаянно не хватает...

– Так низкопольные автобусы именно для этих целей закупали. Или не подходят?

– С автобусами все нормально. А вот новые трамваи менее удобны, чем старые. Под них нужны другие посадочные платформы. Сейчас же пол современного трамвая выше, чем первая ступенька 30-летних вагонов. Приведу еще пример: в новых домах есть пандусы. Это прекрасно. Но почему тогда порог в дверях сантиметров 20 высотой? Неужели нельзя его сровнять и нормально установить дверь? Таких шероховатостей много.

Все мероприятия по доступной среде обязательно надо проводить с участием инвалидов. Здоровый человек попросту не может в полной мере понять, что является препятствием.

– А вас не привлекают к этому делу?

– Мы участвуем в качестве экспертов, но не все наши рекомендации воплощаются в жизнь. Некоторые ответственные лица считают, что для создания безбарьерной среды достаточно на входе в магазин или аптеку установить кнопку вызова. Лично я вообще не понимаю функциональности данного устройства. На своем опыте в этом убеждаюсь чуть не каждый день. Недавно провела собственное исследование на аптеках. На мой звонок с кнопки либо вообще не реагировали, либо выходили и спрашивали: «А почему сами не спускаетесь по ступенькам? Вы же не на коляске. У нас даже бабушки сами по лестнице ходят». Где здесь безбарьерная среда?

– Но вы же сами сказали, что Краснодар в масштабах страны считается одним из самых благополучных городов…

– Так и есть. Лучше только Казань. Даже Москва и Петербург уступают Краснодару. Однако это не значит, что в краевом центре все доступно для инвалидов.

Надо стремиться к уровню Сочи. Это реально мировой стандарт. В свое время я ездила в США и Великобританию – есть с чем сравнить. Там все благополучно для инвалидов, но опыт Сочи говорит о том, что и мы так можем. При этом далеко не всегда для создания доступной среды нужны большие затраты.

– Вообще-то считается как раз наоборот. Именно дороговизной инфраструктуры чаще всего оправдывают отклонения от требований безбарьерной среды. Или я не прав?

– Не все решается пандусами и подъемниками. Без них нельзя, но безбарьерная среда – гораздо более широкое понятие. Вопрос: где вы видели знаки для инвалидов с отклонениями в интеллектуальном развитии?

– Это какие?

– Вот и ответ. Вы даже не знаете, как они выглядят. Их почти нет. Для людей с нарушением в развитии разработаны специальные изображения, которые доступно их информируют о том, что впереди дорога, общественное место и так далее. Сделать такие таблички и развесить не стоит огромных денег. Но этого нет. В общественном сознании инвалид – это тот, кто плохо ходит, сидит в коляске, не видит или не слышит. А как же быть с теми, которые в силу своей болезни не могут проанализировать информацию, понятную здоровым людям? В этой сфере в Краснодаре провал.

– Так подскажите. Неужели не прислушаются?

– Прислушиваются. За последние годы ситуация в крае кардинально изменилась в лучшую сторону. И, повторюсь, Кубань в России – один из самых доступных регионов. До эталона, конечно, еще далеко, но главное – власть и простые люди стали по-другому смотреть на инвалидов. Уверена, что у нас получится создать образцовую безбарьерную среду. Другой вопрос – когда. Хотелось бы побыстрее.

О спорт, ты… лифт!

– Вы постоянно говорите о больших изменениях в отношении общества к инвалидам. Чем это вызвано?

– Колоссальную роль сыграли Паралимпийские игры, простите за тавтологию. Это потрясающе! Настоящий триумф духа. После я задумалась о причинах, такой популярности паралимпийского спорта в России и поняла, что помимо прочих своих благ, которые он дает людям с ограниченными возможностями, – общение, цель в жизни, осознание себя здоровым человеком – это уникальный социальный лифт. Инвалиды поняли, что даже с самыми тяжелыми диагнозами можно покорять любые вершины. И самое главное – государство сделало это направление одним из приоритетных.

Абсолютно уверена, широкое освещение и пропаганда паралимпийцев стали первым большим шагом общества навстречу инвалидам. Здоровые люди увидели героев, которые через боль, страдания пришли к победе, и по-другому стали к инвалидам относиться. С уважением.

– Но не все же герои…

– Вы о людях, которые просят милостыню? Сразу отвечу, я им подаю. Действительно, герои не все. Но разве более слабые не имеют права на сострадание? Только человек, прошедший через тяжелый недуг знает, как сильно он бьет. Не только в физическом смысле. В моральном. Сегодня человек здоров, весел и востребован, а завтра – инвалидное кресло. Врагу не пожелаешь такой участи. Это полный крах прежнего уклада. Надо найти душевные силы, чтобы заставить себя жить. Находят не все. Многие ломаются. Мне их очень жалко.

__.__

В масштабах страны по уровню развития безбарьерной среды Кубань выглядит прилично. Сочи – это эталон. Краснодар - точечно доступен.

__.__

Здесь кроется еще одна глобальная проблема. Став инвалидом, человек, как правило, остается один на один с бедой. Его, безусловно, поддерживают близкие, но необходима профессиональная помощь психологов и других специалистов, чтобы вывести из депрессии. И это направление активно развивается. А что дальше? Для того чтобы чувствовать себя полноценным членом общества, человеку нужна работа, постоянный доход, уверенность в завтрашнем дне. Здесь гораздо сложнее. Не секрет, что работодатели не стремятся брать к себе инвалидов, боясь дополнительных затрат на обустройство рабочего места, ответственности, большого риска больничных. Таким образом инвалид остается без работы. Вы поговорите с просящими милостыню. Уверяю, большинство из них оказалось на улице именно из-за того, что им отказали в праве на труд. Наверняка, под благовидным предлогом, но что это меняет. Здесь еще предстоит огромная работа. Необходимо на государственном уровне создать такие условия, при которых работодателям было бы выгодно нанимать инвалидов.

– Сколько инвалидов на Кубани?

– Порядка 50-ти тысяч. То есть каждый сотый житель края – человек с ограниченными возможностями. И каждому нужны условия для спокойного передвижения. Безбарьерная среда для них – не пустой звук, а жизненная необходимость.

Приведу еще один пример. Эта история вселяет в меня оптимизм. Недавно к нам обратилась администрация одного крупного торгового центра с просьбой обучить их персонал правильному обращению с инвалидами. Несколько дней мы ездили к ним и рассказывали охранникам, продавцам, уборщицам, как правильно помочь колясочнику преодолеть препятствие и другие вещи. Я даже не ожидала, что нас будут так слушать. Это были даже не уроки, а общение. Людям действительно интересно. Такие случаи – еще одно подтверждение того, что общество постепенно поворачивается к инвалидам и принимает их. И как же после этого не хотеть жить? Каждый день – чудо. Радуйтесь ему и делайте все, чтобы следующий день стал еще лучше.

Фото Михаила СТУПИНА, Юрия ХОДЗИЦКОГО

Кубанские Новости – Логотип
Загрузка...
Новости от