Кубанские Новости
Общество
Борис Золотов

Фермерский омбудсмен Вячеслав Легкодух: «Пожары» мы больше не тушим. Стараемся работать на опережение»

Фермерский омбудсмен Вячеслав Легкодух: «Пожары» мы больше не тушим. Стараемся работать на опережение»
Вячеслав Легкодух

Полномочный представитель главы администрации Краснодарского края по взаимодействию с крестьянско-фермерскими хозяйствами – такую должность, не имеющую аналогов в России, губернатор Кубани Вениамин Кондратьев ввел пять лет назад. Ее занял Вячеслав Легкодух. За это время решены многие острые вопросы, но главное, что фермеры Кубани теперь знают – их права и интересы под серьезной защитой.

Это сейчас за фермерами треть земли житницы России, на которых они поучают почти 35 процентов кубанского зерна. Урожаи в 100 центнеров первоклассной пшеницы уже далеко не редкость на их полях, где широко используются новейшие технологии.

В последние годы фермеры всерьез занялись развитием животноводства. Строят не просто высокомеханизированные фермы, а даже роботизированные. Множатся сельскохозяйственные кооперативы.

А всего несколько лет назад главным для фермера был земельный вопрос: продление договоров аренды, выделение земельных паев, неравное соперничество в этом вопросе «жизни и смерти» с крупными агрохолдингами.

В одном из первых интервью для нашей газеты Вячеслав Легкодух сказал, что он абсолютно уверен: большинство проблем сельхозпроизводителей лежит на поверхности и найти выход из ситуации всегда можно. Каково быть для власти глазами и ушами в фермерском движении и вместе с тем для фермеров – их гласом во властных коридорах, что удалось сделать за эти годы для развития фермерского движения на Кубани и что предстоит сделать в будущем, как сейчас решаются вопросы землепользования? На эти и другие вопросы нашему корреспонденту ответил фермерский омбудсмен Вячеслав Легкодух

Главное, как всегда, - земля

– Вячеслав Александрович, и все же каково было принять кардинальное решение, я имею в виду предложение губернатора? Вы уже не первый год возглавляли Ейскую ассоциацию крестьянско-фермерских хозяйств, которая в 2014 году стала лучшей районной ассоциацией в России. К тому времени вам удалось создать несколько успешных кооперативов, когда в других районах Кубани о них только говорили. Именно в Ейском районе была создана и заработала модель так называемого «опорного фермера». Не жаль было оставлять насиженное место и бросаться в пучину фермерских проблем всего края?

– Я такой же фермер, как и сотни других. И кому, как не мне, если уж выбор губернатора пал на меня, решать вопросы землепашцев? Несовершенство законов – это сразу вышло на первый план. Тогда срочно был нужен новый доработанный краевой закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». И такой закон Госдумой вскоре был принят.

В первые же дни я получил десятки, а потом и сотни обращений фермеров. И в основном – об оформлении договорных отношений на земельные участки государственной собственности. Поездки по районам, встречи с людьми, изучение их проблем на месте. Были встречи не только с фермерами и пайщиками, но и с руководителями крупных сельхозпредприятий. Возникшие вопросы решали в рамках действующего законодательства.

При губернаторе Краснодарского края была создана так называемая рабочая группа по земельным вопросам. За одним столом удалось собрать и вице-губернаторов, и руководителей департаментов, в том числе и руководителя департамента имущественных отношений, и представителей прокуратуры. Сразу удалось снять массу вопросов. Главное, мы вселили в людей надежду, дали понять, что безвыходных ситуаций не бывает.

Я прекрасно понимал фермеров. Получил он отказ от департамента в перерегистрации земельного участка, все, для него казалось, что жизнь рухнула. Считай, главное дело жизни – под откос. Конечно, тут сразу обида на власть, обращения к губернатору, в суды... А причины отказа порой бывали просто банальными. То заявление написано в произвольной форме, то неточно указаны паспортные данные или нет решения по спорным вопросам, к примеру, наличия на земельном участке фермера водного объекта, его точного межевания.

– И много ли возникало подобных ситуаций? Что-то особенно запомнилось?

– Ситуации возникали на каждом шагу. Правда, в разных муниципалитетах по-разному: где с десяток таких вопросов, а где – под сотню. И в каждом надо было разобраться. Вспоминаю такой случай. На первый взгляд даже казалось – безысходность. Одна из обладательниц долевой собственности земли в фирме «Дивноморская» в Геленджике решила выделить свой участок. Ей отказали, мотивируя тем, что и участка такого уже нет. Длинная была история. Якобы земля перешла к каким-то товариществам, но товариществ этих уже и в помине нет. А земля лакомая, прибрежная, кругом новостройки. В итоге разобрались, хотя сил и времени ушло на это очень много. Зато человеку помогли решить его проблему.

– Выделение долей из общего земледелия – это, надо полагать, тема бесконечная. Как вы решали этот вопрос и решаете в условиях пандемии?

– Да, это острый вопрос. По многим районам ситуацию приходилось отслеживать в ручном режиме. Без общего собрания вопрос паев не решить. Надо собирать пайщиков, а это человек сто, а то и все двести. А клубы закрыты. Массовые мероприятия запрещены. Где и как собрать людей, как все это согласовать с Роспотребнадзором... И решения надо принимать с контролирующими органами, чтобы не было нарушений. Как человек будет голосовать, не будет ли за его спиной стоять кто-то и влиять на его решение. А все решения принимаются только на общем собрании. По Динскому району, помнится, даже протест прокуратуры пришел. Превысили численность собрания в 100 человек. Но все же выкручивались…

Палитра вопросов и конкретных дел

– Однажды вы привели такую статистику поступающих к вам вопросов. Выделение земельных участков в счет пая – 20 процентов. Более 40 процентов обращений – продление аренды земли. Еще 15 процентов касается государственной поддержки. Все остальное – иные вопросы. Со временем эта статистика поменялась?

– Да, поменялась. Сейчас значительно уменьшилось количество вопросов, касающихся аренды земли. Именно тех вопросов, которые еще не так давно стояли во главе угла. У меня уже сложилась такая практика. В конце года я провожу постоянные мероприятия в районах. В этом году они были заменены на видеоконференции по понятным причинам. На этих видеоконференциях мы проговариваем вопросы продления договоров аренды земли. Сейчас таких вопросов где-то процентов 25, то есть уже значительно меньше. Количество общих вопросов увеличилось до 40 процентов. Скажем так, это типичные вопросы, которые надо решать для продления договоров аренды земли. Мы их знаем и работаем на предупреждение, чтобы в дальнейшем у фермера не было препятствий для оформления новых договоров. Подсказываем руководителям КФХ по многим вопросам, так как законодательство постоянно меняется.

А мы можем, например, по итогам минувшего года поговорить о количестве выездов по краю и палитре обсуждаемых тем?

– Пожалуйста. Всего за прошлый год я 65 раз побывал в муниципальных образованиях. Под постоянным контролем находились разнообразные темы. В том числе использование земель сельскохозяйственного назначения в Предгорной зоне Краснодарского края. Вместе с департаментом имущественных отношений мы продолжали работу по введению в оборот земельных участков площадью более трех тысяч гектаров.

Работали над вопросами по предоставлению земельных участков сельскохозяйственного назначения для использования их под пастбища и сенокошение. Вопрос находится на особом контроле Законодательного Собрания края. Опять-таки к этой работе был подключен департамент имущественных отношений, с которым мы совместно провели разъяснительную работу с заинтересованными лицами. В ней участвовали также специалисты муниципальных образований, депутаты районного звена и сельских поселений. Продолжили работу по принятию нормативов предоставления земельных участков на одну условную голову скота. Заключили договоры аренды земельных участков или ведем дальнейшую работу по их предоставлению заинтересованным лицам на стороне арендатора в Абинском, Белоглинском, Белореченском, Гулькевичском, Динском, Калининском, Каневском, Ленинградском, Северском и Темрюкском районах.

Что касается заключения дополнительных соглашений к договорам аренды земельных участков в условиях пандемии на основании Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций», то эта работа проведена в 14 муниципальных образованиях. Заключены дополнительные договоры аренды. Каждый арендатор, а это 140 человек, за которыми числится примерно 7,6 тысячи гектаров земли, были проконсультированы специалистами и получили образцы заявлений для заключения дополнительных соглашений по аренде земли.

В Ейском, Щербиновском, Павловском районах провели пять рабочих встреч по вопросам сельскохозяйственной деятельности в водоохранных зонах и особо охраняемых территориях.

Не знаю, стоит ли дальше перечислять многочисленные встречи, которые мы проводим по всему краю. Это займет слишком много времени. Скажу только, что мы постоянно держим руку на пульсе и быстро подключаемся к решению возникающих вопросов. Кстати, сюда следует добавить работу наших фермеров с ПАО «Сбербанк», «Кубань-Кредит». Участвуем в переговорах по пролонгации льготных кредитов. Ведь пандемия и здесь внесла свои коррективы. Договорились с банками, что в определенный период фермеры платят только проценты по кредитам, а сам кредит – в следующем году. Это касается кредитов на оборотные средства, которые даются на один год, под посевную кампанию например. Их надо возвращать в июле-августе, но некоторое падение производства по известным причинам внесло свои коррективы. И вице-губернатор Андрей Николаевич Коробка инициировал принятие такого решения на федеральном уровне.

Не лебедь, рак и щука…

– Однажды мне пришлось столкнуться с таким вопросом: а нужен ли фермерский омбудсмен, если Ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов (АККОР) хорошо работает?

– Мы друг друга дополняем. Здесь широчайшая палитра самых разных вопросов и работы хватит всем. Я бы даже сказал, что мы усиливаем друг друга. У меня как представителя губернатора в фермерской среде есть свои преимущества. И в первую очередь – возможность быстро устанавливать контакты по самым разным вопросам с властными структурами. У Ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств спектр вопросов несколько иной. Здесь главное – эффективная экономика и формирование благоприятных условий для этого.

Принято говорить, что раз ты омбудсмен, то должен кого-то защищать. И это правильно. Защищать от нападок власти, контролирующих органов, холдингов, рейдерских схем, разруливать, если того требует ситуация, отношения между самими фермерами. Вот пример по Крымскому району. Там несколько лет длилось противостояние между фермерами. Никак не могли согласовать семеноводческие зоны, чтобы пыльца одних сортов культуры не попадала на другие. То есть надо было сохранить чистоту генетических линий той или иной культуры. Жесткое было противостояние, постоянные «укусы» по земельным вопросам, переманивание пайщиков.

Площадкой для решения многолетнего спора стала местная АККОР. Спасибо говорю, пользуясь случаем, председателю Крымской организации Александру Титову за его активное участие и стойкую позицию. Еще немного – и эмоциональные споры могли чуть ли не до рукопашной дойти. «Поднятая целина», одним словом. Как по Шолохову. На одной из встреч мне даже пришлось ударить кулаком по столу и чуть ли не закончить совещание. А ведь по моей настоятельной просьбе туда приехали представители администрации края, министерства сельского хозяйства, Росреестра и других структур. Вот так складывается моя работа. Полномочный представитель губернатора – это как связующее звено между фермерами и структурами краевого и федерального уровня. Яркий пример такого взаимодействия.

Или, например, звонок из АККОР Каневского района. К местным фермерам пришел ОБЭП с комплексной проверкой. Куча всевозможных вопросов. Порой несуразных. Я – член общественного совета при прокуратуре края. Попросил прояснить ситуацию. Нашли взаимодействие и буквально за полдня все решили. А сотрудники ОБЭП Каневского района получили предостережение от прокуратуры края о превышении своих должностных полномочий.

Я получаю сигнал с мест, а вся информация аккумулируется в районных фермерских ассоциациях. И по всем возникающим вопросам работаем вместе. Так что мы не лебедь, рак и щука, а я бы сказал – два крыла одной птицы.

Огурцов в кюветах больше нет

– Давайте вспомним, как в начале пандемии фермеры не знали, куда девать ранние овощи – рынки, ярмарки выходного дня закрыты, в торговые сети доступа нет. Чуть ли не катастрофа и масса гневных петиций – куда девать ранние овощи? Уроки извлечены? Ведь работа в условиях пандемии продолжается.

– Да, было и такое на первом этапе. Не получил красный пропуск – сорвал договор реализации овощей со всеми вытекающими. Вопросы решали, так сказать, на марше. Но, положа руку на сердце, надо признать, что списывать все на пандемию не стоит. Не все было ею продиктовано. Издержки рынка тоже надо учитывать – его хаотичность, перепроизводство. Все считают копейку. Порой выходило так, что запахать выращенный урожай будет куда дешевле, чем его реализовать.

Большую роль в нивелировании таких моментов сыграл Совет по правам человека при губернаторе Краснодарского края, его взаимодействие с общественными организациями в муниципальных образованиях. Например, в Крымском и Гулькевичском районах случилось перепроизводство редиса. Некуда девать продукцию. Подтянули волонтеров и в Краснодаре с их помощью людям совершенно бесплатно этот редис раздали.

Сейчас в таких острых моментах многое ложится на плечи кооперативов. Овощеводы Кореновского района, например, спокойны за реализацию своей продукции. Не первый год там работает кооператив «Кубанское поле». Здесь концентрируется выращенная продукция. Ее сортируют, упаковывают и отправляют на реализацию, в том числе и в крупные торговые сети. В Ейском районе, в Каневском, Усть-Лабинском и других организовали площадки, где формируют крупные партии ранних овощей. Это очень удобно для реализации.

Хочу сказать спасибо торговым сетям «Тандер» и «Пятерочка», которые прямо в муниципалитетах стали принимать небольшие партии овощей. У нас есть и муниципальные торговые сети. Это 3–10 магазинов в нескольких населенных пунктах одного района. В них есть специальные торговые уголки «Произведено на Кубани». Там тоже весьма успешно реализуются небольшие партии ранних овощей. И нет необходимости вести их за тридевять земель, судорожно искать рынки сбыта. Все уже налаживается. Как говорится, жизнь диктует. Нарабатываются связи, заранее определяется необходимый ассортимент овощной продукции, что позволяет избегать критических ситуаций.

Сейчас у фермеров в ходу такая схема реализации продукции. Если есть излишки овощей для реализации – обращайтесь к главе сельского поселения. Если в рамках его населенных пунктов этот вопрос не решается, следует обращение в муниципалитет. Если и там не в силах решить эту проблему, то следует уже обращение в министерство сельского хозяйства региона. И тут мы подставляем плечо – продукция идет на реализацию и даже на региональный экспорт. Здесь же без кооперации никак не обойтись. Ведь совместно куда легче реализовать полученную продукцию.

– Хорошо, это что касается реализации овощей. А как вообще идет работа в условиях пандемии?

– Очень широко используем формат совещаний в режиме видеоконференц-связи. Администрация края создала эффективную электронную информационную площадку. Мне предоставили личный специальный канал, по которому я связываюсь с любым товаропроизводителем. Сейчас один раз в квартал начинаю практиковать общие совещания, где фермеры говорят о текущих проблемах. Мы обсуждаем актуальные вопросы изменений в законодательстве, чтобы фермеры могли оперативно на них реагировать. Это куда лучше, чем когда приходилось проводить так называемые кустовые совещания. И намного эффективнее. Например, проводим совещание с департаментом имущественных отношений, на другом конце, где установлены камеры, – фермеры. И я подсоединяюсь из своего кабинета, куда приглашаю нужных людей. Так и решаем сейчас многочисленные вопросы.

Проблемы решаем «на взлете»

– Вячеслав Александрович, а каково это – подчиняться только губернатору?

– На начальном этапе была такая ситуация: губернатор принял решение – полномочному представителю быть. Выбор пал на меня. И я стал работать как огнетушитель. Спешил туда, где возгоралось пламя. И это до определенной степени было оправдано. Противостояние надо было гасить, а фермеру – помочь отстоять свой бизнес.

Сегодня больше работаем в другой плоскости. Я уже смотрю на истоки возможных проблем. Как сказал губернатор Кубани на одном из совещаний, «пожары» мы больше не тушим. Надо смотреть в корень и работать на опережение. Так и стараюсь поступать. Периодически встречаюсь с вице-губернатором, курирующим АПК, это Андрей Николаевич Коробка. Решаем возможные проблемы «на взлете». Она еще не успела появиться, а решение уже видится. И это приносит свои плоды.

– Не жалеете о том шаге, который сделали пять лет назад?

– Мои полномочия закончились в 2020 году, когда Вениамин Иванович Кондратьев пошел на перевыборы. А у меня в контракте прописано, что мои полномочия совпадают с полномочиями губернатора. Он сложил свои полномочия и я – автоматически. Тогда я стал перед выбором, пойду ли дальше. Вот и ответ на ваш вопрос. Первое слово – да. Второе – спасибо моему руководству за то, что поддержали желание и дальше работать в этой должности – еще на новый срок.

– Пять лет на острие проблем. А есть чем гордиться, кроме потушенных «пожаров»?

– Этим тоже можно и нужно гордиться. И вот еще что. Пять лет назад фермеры производили продукции на 80 миллиардов рублей в год. Сейчас уже на 150 миллиардов. Оценку моей работы дадут фермеры. А я горжусь доверием губернатора.

Показать еще