Кубанские Новости
Общество
Елена Кириченко

Владимир Порханов: «Вся медицина из-за пандемии требует глобальной перестройки»

Владимир Порханов:  «Вся медицина из-за пандемии требует глобальной перестройки»
Владимир Порханов, главный врач ККБ № 1, д. м. н., профессор, академик РАН.
Фото: пресс-службы НИИ-ККБ № 1 им. С. В. Очаповского

Врачи Краевой клинической больницы № 1 много месяцев работают с двойной нагрузкой – принимают ковид-больных и стараются сохранить в полном объеме высокотехнологичную помощь, которую не оказывает больше никто в регионе.

Помощь, которую нельзя отложить

Еще в начале пандемии, когда оптимисты предсказывали ослабление и исчезновение вируса с приходом летней жары, академик Владимир Порханов говорил: «Это не закончится через три месяца, вирус пришел к нам надолго». Как оказалось, он был прав. Ковид-госпиталь НИИ-ККБ № 1 им. С. В. Очаповского, который опустел в начале лета, вновь заполнен больными. А клиника столкнулась с проблемами, для решения которых, по мнению главврача, придется многое менять.

– Владимир Алексеевич, что сегодня происходит в ковид-госпитале, справляется ли больница с нагрузкой?

– Сейчас в инфекционном отделении и реанимации около 150 больных, и люди поступают каждый день. Конечно, ситуация на Кубани не уникальная –то же самое происходит и в Москве, и во всем мире. Ковид-госпиталь нашей клиники отличается от остальных больниц края технической оснащенностью – к примеру, только у нас есть аппараты ЭКМО, которые спасают самых безнадежных больных. У нас есть отделение диализа. Мы постарались полностью обеспечить больницу всеми необходимыми препаратами для лечения коронавируса – для этого использовали все возможные ресурсы, в том числе помощь спонсоров.

ГБУЗ «НИИ-ККБ № 1 им. профессора С. В. Очаповского».
Фото: пресс-службы НИИ-ККБ № 1 им. С. В. Очаповского

Но сейчас главная миссия нашей больницы – проводить высокотехнологичные операции и спасать людей от десятков серьезных болезней – поставлена под угрозу. Например, если раньше проводилось по 12 кардиохирургических операций, то сейчас их количество сократилось до 3–4. Врачи уходят в инфекционное отделение и работают там на пределе возможностей. Да, мы можем и дальше расширять ковид-госпиталь, но тогда придется забыть об операциях на сердце, на легких, на глазах. Пока мы спасаем ковидных больных, будут умирать другие.

– Есть ли выход из сложившейся ситуации?

– Есть, но он потребует глобальной перестройки всей медицины. Надо строить отдельные больницы, которые будут работать только с коронавирусными больными. С особой вентиляцией, особой планировкой. Они будут востребованы еще многие годы, надо это признать и смириться с этим. Необходимо закупать компьютерные томографы в каждую районную и инфекционную больницу, потому что рентген-диагностика уже не дает полной картины заболеваний – я говорю об этом много лет, и, наконец, дело сдвинулось с мертвой точки, появились томографы в Краснодарской и Сочинской инфекционных больницах.

Надо создавать диализные палаты в государственных больницах, потому что сейчас частные диализные центры отказываются принимать ковид-положительных пациентов. Даже если люди хорошо себя чувствуют и не нуждаются в госпитализации, они вынуждены ложиться к нам в больницу. Наше диализное отделение перегружено, и это стало огромной проблемой. Главный нефролог края Евгений Гердель – в данный момент заведующий инфекционным отделением № 1 ковидного госпиталя, знает проблему в деталях. Он сейчас в «красной зоне» и не может присоединиться к разговору лично, давайте ему позвоним.

Где найти «искусственную почку»

Евгений Гердель, как и многие его коллеги, уже несколько месяцев живет в больнице. Технические возможности ККБ № 1 позволяют помогать 31 диализному пациенту, но уже сегодня их в стационаре 34. Докторам с июля приходится работать в изматывающем графике: смены по 8 часов через 16, потом по 16 часов через 8. А больных меньше не становится.

– Евгений Владимирович, почему другие клиники не могут взять на себя нагрузку с больными, которым требуется «искусственная почка», процедура диализа?

– Проблема в том, что в крае стационаров с диализом очень мало. Это ККБ № 1, ККБ № 2, Сочинская больница № 4. Так сложилось, что основную помощь по диализу взяли на себя частные диализные центры – это две компании, «Нефрос» и «Фрезениус», которые работают по всей стране, в том числе и в нашем регионе. Они предоставляют помощь по ОМС, для пациентов процедуры бесплатные, все законно и правильно, всем было удобно, пока не началась пандемия. Сейчас ковид-положительных больных (даже без клинических проявлений, просто с положительными мазками) в диализный зал не допускают – это логично, надо заботиться об остальных пациентах. Но все инфицированные люди, даже не нуждаясь в госпитализации, вынуждены ложиться в стационар – диализ необходим три раза в неделю, до конца карантинного срока дома пациент просто не доживет.

– Неужели нельзя организовать прием инфицированных пациентов в самих центрах?

– Теоретически можно. Есть рекомендации главного нефролога России о том, чтобы для больных, не нуждающихся в стационарном лечении, в диализных центрах выделялись карантинные залы, карантинные смены, чтобы всех больных собирали и диализировали отдельным потоком. Но эти рекомендации применимы к государственным центрам, частные фирмы не подчиняются Минздраву и не обязаны их выполнять.

Перестроить работу – это деньги, коммерческие организации не хотят их тратить. Чтобы выделить инфекционную смену, надо сотрудникам покупать средства индивидуальной защиты, которые стоят почти как сама процедура диализа. Необходимо выделять отдельное время, отдельный персонал, покупать антисептики, обрабатывать залы. Это большие расходы. Центрам проще отправить всех в нашу больницу, которая уже просто задыхается. Парк наших аппаратов круглосуточно работает. В реанимации на 40 мест сейчас лежит около 60 человек. Если и дальше так пойдет, даже не знаю, что делать. Как в Италии, около больницы больных раскладывать?..

– Вы видите какой-то выход из сложившейся ситуации?

– Да. Но он требует финансовых затрат со стороны государства. Стационары, ковидные региональные центры, которые есть у нас во многих районах, могли бы закупить диализные аппараты. Да, это недешево – очистка для воды, например, стоит миллиона 3, и сам аппарат около 2,5 миллиона. Полноценный зал на четыре аппарата – это больше 12 миллионов получится. Но другого выхода просто нет.

Кроме того, надо на уровне Минздрава проработать вопрос о сотрудниках, которые будут там работать. Нет времени у больниц готовить специалистов, нужно спасать людей прямо сейчас. Но, даже если диализные центры выделят своих врачей, не понятно, как все это оформлять и оплачивать – по приказу Минздрава, совмещать работу в двух стационарах сейчас нельзя.

Мы, конечно, можем закрыть больницу и собрать здесь всех диализных пациентов из всех районов, как раз мощности хватит. А как же тогда быть с нейрохирургией, ожоговым центром, роботизированной хирургией, кардиохирургией, торакальной хирургией? О высокотехнологичной помощи тогда вообще придется забыть, а это не выход. Словом, вопросов сейчас больше, чем ответов. Но говорить о проблеме надо, и решать ее тоже надо.

Пациенты становятся все тяжелее

Тататринцева.JPG

Зоя Татаринцева, заведующая инфекционным отделением № 2 ковид-госпиталя:

– Эпидемическая ситуация и в крае, и в стране, и в мире становится с каждым днем все тяжелее. И пациенты становятся все тяжелее. Очень много людей каждый день заболевает, поэтому наша работа в ковид-госпитале все более востребована. На сегодняшний день у нас около 150 пациентов, и почти половина – в реанимации, они требуют кислородной поддержки, особого наблюдения и ведения.

Если весной, в самом начале пандемии, у нас было одно понимание – мы могли предположить, что по неблагоприятному сценарию пойдет болезнь у людей пожилых, с сахарным диабетом, с сердечно-сосудистой патологией, то сейчас все поменялось. К сожалению, мы видим огромное количество молодых пациентов – без хронических заболеваний, без лишнего веса – и с крайне тяжелым течением болезни. Поступает крепкий сорокалетний мужчина, и у него поражено 90 процентов легких. Пока мы не можем этого объяснить. Причем это не «запущенные» люди, нельзя сказать, что все они сидели две недели дома и ждали. Нет! По какой-то причине вирус стал более жестоким, с более агрессивным течением, и наши протоколы в сравнении с маем – июнем тоже стали более агрессивными. Приходится сразу применять очень серьезные препараты. Каждый больной требует тщательного и чуть ли не индивидуального наблюдения, постоянного поста. Ежеминутно надо быть рядом, проводить какие-то манипуляции, капельницы, процедуры, реабилитацию. Нагрузка на сотрудников очень большая. Но все понимают: если не мы, то кто?

«Универсальные солдаты» на посту

Шолин.jpg

Иван Шолин, заведующий реанимационным отделением ковид-госпиталя:

– Еще в апреле нам удалось перепрофилировать часть здания нашей больницы под ковид-госпиталь. Для этого мы съездили в Москву и посмотрели, как организовано дело в их крупнейших клиниках – инфекционной больнице в Коммунарке, НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского. Там мы узнали, что такое «чистая» и «грязная» зоны, как их правильно изолировать друг от друга, как сделать так, чтобы сотрудники из разных зон не пересекались и были максимально защищены. А пациенты максимально обеспечены всеми медикаментами и необходимым оборудованием.

Конечно, наша клиника выгодно отличается от многих госпиталей – у нас есть аппараты ЭКМО, диализа, плазмофереза. А еще – много талантливых и грамотных специалистов, без которых это оборудование не смогло бы работать. В основном это анестезиологи-реаниматологи – «универсальные солдаты», которые каждый день сталкиваются и успешно справляются с самыми разными болезнями, начиная от терапевтических и хирургических и заканчивая иммунными и онкологическими. Они, что называется, все умеют «делать руками», их не надо дополнительно обучать. Хотя учиться, конечно, сейчас приходится – несмотря на очень жесткий и выматывающий график работы, мы должны следить за публикациями коллег и их исследованиями в лечении этого нового и страшного вируса – COVID-19.

Да, нам сейчас нелегко. Но изменить мы пока ничего, к сожалению, не в силах. Пока будет бушевать инфекция, все останутся на своем посту. С первого дня работает 98 процентов сотрудников ковид-госпиталя, и все время приходят новые добровольцы – из-за большого потока пациентов госпиталь приходится расширять. Огромное спасибо нашему главврачу Владимиру Порханову, который обеспечил нас абсолютно всеми медикаментами и средствами индивидуальной защиты – как говорится, воевать всегда легче, когда вовремя подвозят патроны.

Вирус не собирается отступать

Безух.png

Екатерина Безух, врач-пульмонолог ковид-госпиталя:

– О серьезности сегодняшней ситуации в госпитале можно судить уже по тому факту, что у нас в течение последних двух месяцев постоянно работают все аппараты ЭКМО. В клинике пять аппаратов, и они постоянно заняты. А ведь процедура экстракорпоральной оксигенации, насыщение кислородом крови пациента вне его тела, проводится в тех случаях, когда все другие виды лечения уже испробованы и не помогают. Реанимационных больных стало гораздо больше. Сейчас в реанимационном отделении нашего госпиталя находится более 50 человек – с тяжелейшими двусторонними пневмониями с поражением легких 3 и 4 степени, которые нуждаются в постоянной кислородной терапии. Причем это не просто кислород, а высокопоточная кислородная терапия, неинвазивная вентиляция, то есть серьезные реанимационные пособия.

Огромную тревогу вызывает приближающийся зимний сезон. Еще никто не знает, как будут сочетаться сезонные вирусы, грипп и ковид. Возможно ли у одного человека инфицирование сразу несколькими вирусами – спрогнозировать очень сложно, и от этого еще более тревожно. Мы, как и весь мир, пока только ищем оптимальные схемы лечения – к чему-то склоняемся, что-то отвергаем, как не доказавшее свою эффективность. Работы у нас все больше, и пока ясно, что вирус не собирается отступать.

Хочется делать что-то новое!

Несмотря на все сложности, которые навалились на медиков с приходом пандемии, Краевая клиническая больница № 1 по-прежнему остается флагманом в медицине Краснодарского края и всей России. Урологи клиники были удостоены благодарности президента Российской Федерации. Награду за заслуги в области здравоохранения и многолетнюю добросовестную работу получили руководитель Краевого уронефрологического центра, заместитель главного врача НИИ-ККБ № 1 по урологии, главный внештатный специалист, трансплантолог и уролог минздрава Краснодарского края Владимир Медведев и заведующий урологическим отделением № 1 клиники Георгий Дмитренко.

Мы встретились с Владимиром Медведевым и поговорили о работе Краевого уронефрологического центра и планах врачей на будущее.

– Владимир Леонидович, для вас значимо такое признание ваших успехов?

Медведев.jpg
Владимир Медведев
Безусловно. Очень важно осознавать, что твой труд ценят, замечают.

Думаю, это важно не только мне, но и всему коллективу. Ведь награда эта – всем нам. Один врач, пусть даже очень талантливый, ничего не может. Даже операцию одному сегодня сделать невозможно, это работа целой команды – ассистентов, анестезиолога, операционной сестры, санитарки. Каждый занимает свою нишу в этом сложном процессе. И каждый из нас пытается делать все честно и добросовестно.

Самое главное для медиков – это честность и полная отдача всех своих сил, чтобы можно было держаться на таком высоком уровне.

– Вы приехали в Краснодар 15 лет назад из Ростова-на-Дону, где возглавляли специализированную клинику. Не жалеете?

– Не жалею и никогда не жалел ни одной минуты. Не представляю сейчас, что жизнь могла сложиться по-другому. Мне бывает иногда даже страшно: если бы не пригласил меня тогда Владимир Порханов в свою больницу, если б я остался там, что было бы? Мог бы я добиться чего-то нового? Мог бы расти и развиваться как специалист? Да, в Ростове было спокойно и размеренно – узкопрофильная больница, стационар всего на 90 коек, никаких тебе сложных пациентов посреди ночи. Но не было и интересных случаев, как здесь, не было таких технических возможностей. У Владимира Алексеевича, нашего главврача, такая установка: «Почему человек должен уезжать лечиться за пределы края, мы что, здесь ему помочь не можем? У нас нет какого-то оборудования? Как это нет, купить! Срочно, сегодня, через неделю я жду отчет!» Конечно, с таким руководителем интересно работать.

Вот сейчас дал задание просчитать: нужен ли нам второй робот «Да Винчи» или нет? Будет ли он загружен, рентабелен? Конечно, нужен! Потому что на Кубани 6 миллионов населения. И нашей клинике просто необходимо подключать на него новые направления – помимо торакальных хирургов, проктологов, абдоминальных хирургов и урологов, на роботе должны работать гинекологи, сосудистые хирурги, челюстно-лицевые хирурги. Владимир Алексеевич просто горит этим, он хочет, чтобы высокотехнологичная медицина развивалась именно здесь, в крае, а не где-то. У нашей больницы сегодня второе место в России по количеству выполняемых операций на роботе. Правда, в связи с пандемией приходится сокращать число операций.

– О чем мечтаете сегодня?

– Хочется успеть сделать еще что-то новое. Придумать новые реконструктивные операции, попробовать в деле супернавороченные лазеры, которые только появляются на рынке и еще не зарегистрированы в России. Много всего интересного, и все хочется попробовать. Буду просить у Господа Бога, чтобы он дал побольше времени. Хочу посмотреть, как мои ребята будут работать, они уже выросли в профессиональном плане, набрали колоссальный опыт в хирургии, в диагностике, в тактике ведения больных. Ведь успехи учеников так же важны и приятны, как и благодарности от президента страны.

Показать еще